?

Log in

No account? Create an account
Маска сброшена! - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Маска сброшена! [Mar. 11th, 2010|01:46 am]
olnigami
[Tags|, , ]

А вот какую радостную новость случайно сообщил _arlekin_

мне тут прислали пресс-релиз, где написано буквально, что Моисеев теперь - православный патриот

Вот! Замечательно, по-моему. Бедный Моисеев, сколько лет он скрывал свою истинную сущность, сколько лет мучался, одевался во всякое непотребство, изображал из себя не пойми кого! А все проклятые 90-е, все они виноваты! Зажимали тогда православных патриотов, издевались над ними, за людей не считали. Вот и Моисеев стыдился самого себя, мучался, переживал, плакал ночами, наверняка ведь пел 23-его февраля у себя дома, в одиночестве, казачьи песни, боясь, как бы кто не услышал. Но вот все-таки наконец не выдержал двойной жизни и честно признался. Надеюсь, ему теперь стало легче. Не надо больше врать, не надо притворяться. Можно наконец-то надеть френч, галифе и кирзовые сапоги, нацепить на грудь Георгиевский крест, сделать стрижку полубокс, спеть с группой «Любэ»... да сколько всего он сможет сделать такого, что раньше ему бы никак не удалось!
Все-таки хорошо, что мы живем в такое время, когда человек может реализовать самые потаенные свои желания, проявить себя во всей полноте, не оглядываясь на ханжеское мнение так называемого «бомонда», освободиться от навязываемых обществом стереотипов. И поэтому каждый день приносит нам все больше чудных открытий относительно казалось бы хорошо известных нам людей, прям как у Честертона в «Человек, который был Четвергом»:

"Недоумение, томившее Сайма, становилось все тяжелее. В маске ли он? В маске ли кто-нибудь вообще? Кто из них кто? Волшебный лес, где лица становились то черными, то белыми, где очертания расплывались в свете и таяли во тьме, этот хаос светотени, сменивший четкую яркость солнечного дня, представлялся Сайму символом того мира, в котором он жил последние трое суток, - мира, в котором люди снимали бороды, очки и носы, превращаясь в кого-то другого. Трагическая вера, горевшая в его сердце, когда он счел маркиза бесом, почему-то исчезла, когда он увидел в нем друга.
После всех этих превращений он плохо понимал, что такое друг, что – недруг. Существует ли вообще что-нибудь, кроме того, что кажется? Маркиз снял нос и стал сыщиком. А вдруг он снимет голову и станет лешим? Быть может, жизнь подобна неверному лесному миру, пляске света и тени? Все мелькает, все внезапно меняется, все исчезает. В сбрызнутом солнцем лесу Гэбриел Сайм нашел то, что нередко находили там нынешние художники. Он нашел импрессионизм - так называют теперь предельное сомнение, когда мир уже не стоит ни на чем."

http://lib.ru/DETEKTIWY/CHESTERTON/chetwerg.txt
linkReply