?

Log in

No account? Create an account
Два патриотизма - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Два патриотизма [Jun. 30th, 2010|01:16 am]
olnigami
[Tags|]

Толкин в «ВК» в образе двух сыновей Денетора вывел два типа патриотизма. Фарамир и Боромир, оба любят свой город, готовы пойти в бой и умереть ради него, оба понимают, что Гондор будет вскоре захвачен орками и оба страдают от этого ужасного предчувствия, но вот когда у них появляется возможность завладеть «абсолютным оружием», которое может дать городу новую силу, они реагируют по-разному. Для Боромира спасение Гондора и его жителей – абсолютная цель, ради которой он готов буквально на все, можно сказать, он «буквальный» патриот, для него главное стены города, история, люди, земля и кровь.

Фарамир понимает, что есть такие ситуации, в которых желание сберечь что-то, обладающее в глазах человека абсолютной ценностью, погубит и самого человека, и эту дорогую для него вещь. Можно взять Кольцо, победить Саурона и назгулов, стереть Мордор в порошок, а в результате Гондор станет новой страной Мрака, а правитель Гондора – новым Темным Властелином. Хотя они и победят Мордор, но эта победа станет их поражением.

Но если посмотреть с точки зрения «буквального» патриотизма, Фарамир ведь фактически предает свой город. Он может спасти Гондор, принеся в него Кольцо, а он сознательно отказывается от этой возможности! Получается, что ради своих «принципов» он губит и себя, и горожан. Перед Фарамиром стоит выбор – предать Гондор и обречь его на уничтожение или предать те принципы, которые для него дороже Гондора. Мне кажется, Фарамиру в чем-то помогало то, что в отличие от Боромира, он любил не «буквальный» Гондор, а идеальный – тот Гондор, каким тот был задуман и каким должен быть. Прекрасно зная, что реальный город далек от идеала, он понимал, что Гондор под управлением Темного Властелина будет не просто далек от идеала, а будет прямо противоположен ему.

Кроме того, судьба брата послужила Фарамиру предостережением. Боромир, ослепленный желанием спасти родной город, идет на предательство, он нарушает свою клятву защищать Фродо, поступок для рыцаря немыслимый. И когда сбегает Фродо, на него обрушивается груз понимания глубины своего падения, понимания того, что он сделал первый шаг к тому, чтобы перейти на сторону Врага, которого Боромир ненавидит всей душой. Слуг Тьмы отличают не черные плащи и красные глаза, а то, что они нарушают законы морали, а для Боромира, принца, командира и рыцаря, первый из законов – верность своему слову.

Думаю, Боромир в тот момент понял, что такое сила Кольца и какое несчастье он навлек бы на Гондор, если бы принес Кольцо туда, поэтому им овладевает такое глубокое отчаяние, поэтому он бросается в бой с орками – в героической гибели он видит искупление за свое отступничество.

Мне Фарамир с его пониманием патриотизма чем-то напоминает добровольцев в Гражданской войне – два основных мотива в их воспоминаниях «Святая Русь погибла, так погибнем же вместе с ней» и «если бы мы поступали как большевики, мы бы победили, но мы не хотим быть такими как они». Мне даже кажется, что именно из-за этого добровольцы разошлись с казаками. Не хотели станичники умирать за непонятные принципы, за какую-то Святую Русь (они себя и русскими-то ведь не считали), они-то как раз были «буквальными» патриотами: «вот моя деревня, вот мой край родной». А добровольцы сражались за ту Русь, которой никогда и не было, за идеальную, небесную Русь, против того, чтобы Русь превратилась в Империю Зла. И погибли. Казаки потом тоже большей частью погибли, но успели увидеть, как Дон и Кубань превращаются в часть большевистской империи.

Толкин был все-таки сказочником, он спас Гондор и свободные земли за счет чуда, а вся история с Роковой горой стоит только на чуде. А вот добровольцы чуда так и не дождались.

Что же касается наших времен, то замечу еще – я в наших «патриотах» очень много вижу патриотизма по модели Боромира. Главное, чтобы страна осталась жива, а какой она будет – неважно. И что придется сделать для того, чтобы ее сохранить, тоже неважно. Предавать, убивать, обманывать – вообще нельзя, но если для блага к России и из любви к России, то можно. Поэтому меня пугают наши патриоты – я в них все время вижу что-то орочье.
linkReply

Comments:
From: (Anonymous)
2010-07-04 02:47 pm (UTC)
Идеальный город, говорите?
А что есть идеал(истина), и кто ты таков, чтоб об идеале рассуждать?
Чтож до "наших орчьих" патриотов - мысль не нова, представьте!
"Да, орки мы, да, азиаты мы..."
Тут какбе в географии намек. А небезызвестный в узких кругах Перумов на этой мысли книжку сварганил в свое время
(ну и в скобках: представление автора о добровольцах сродни "идеальному городу" и сферическому коню в вакууме. Ничего себе - нашли источник сведений о добровольцах!
А еще был Слащев, к примеру...)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2010-07-04 06:24 pm (UTC)
Думаю, ассоциировать орков с русскими неправильно. Я бы уж тогда скорее вастаков вспомнил, которые предпочитали в битве смерть плену.
Представления о добровольцах у меня достаточно разносторонние, и насколько они в реальности были далеки от идеала я в курсе.
(Reply) (Parent) (Thread)