?

Log in

No account? Create an account
Скандинавский диссидент - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Скандинавский диссидент [Nov. 21st, 2010|12:21 am]
olnigami
[Tags|, ]

Мало кто знает, что обычай сажать талантливых инженеров под замок, чтобы они трудились за бесплатно на благо государства, зародился отнюдь не в СССР, а идет из самых глубин веков, из седой северной древности. О самой первой в мире шарашке и о том, какие последствия вызвало ее появление, рассказывается в «Саге о Вёлунде».

Вёлунд был древнескандинавским техническим гением, занимавшимся кузнечным делом. Что интересно, хотя он и был древним нердом, у него все же была жена, правда, она была валькирией и к моменту описываемых в саге событий, семейная жизнь ей уже успела наскучить, и она улетела биться, оставив Вёлунду на память о себе только лишь золотое колечко.

Свою тоску по жене кузнец утешал созданием красивых и чудных изделий, через что и пострадал – король тамошних земель посмотрел на работу Вёлунда и решил привлечь его к государевой службе. Он отправил к Вёлунду взвод древних скандинавских нквдшников, те скрутили кузнеца и привезли к королю, а тот выделил Вёлунду отдельный, особо охраняемый остров и на всякий случай подрезал тому сухожилия, чтобы не сбежал. Вопросом о том, как можно пешком сбежать с острова, король не задавался, и вообще – дальнейшие события показали, что сообразительность была не самой сильной стороной владыки.

Вдобавок, в порыве великодержавного волюнтаризма, король еще и реквизировал в свою пользу меч Вёлунда, а колечко – память о жене, отдал своей дочке. Идея с колечком, надо отметить, была уж совсем немудрой, потому что в связи с этим Вёлунд, который после похищения и так, как говорится, затаил в душе некоторое хамство, окончательно остервенел. Но кузнец до поры до времени скрывал обиду, делал вид, что всем очень доволен и что с удовольствием трудится для процветания родной державы.

Усыпив таким образом бдительность древних нквдешников, Вёлунд начал вкрадываться в доверие к молодым принцам, которые любопытствовали насчет секретных кузнечных техник, а также насчет сокровищ, изготовленных Вёлундом и уложенных в ларь для отправки на Большую Землю. Когда принцы, умом, очевидно, пошедшие в отца, залезли в ларь и утратили бдительность, кузнец их аккуратно прирезал, а затем пустил трупы в производство: из черепов сделал красивые чаши, из зубов нагрудные пряжки, и послал это все королю вместе с очередной партией ювелирных изделий.

Следующим объектом для своей мести Вёлунд выбрал принцессу, ту самую, которой король подарил колечко, принадлежавшее жене Вёлунда. Принцесса по части доверчивости и сообразительности недалеко ушла от своих братьев и запросто явилась в полном одиночестве в кузню на особо охраняемом острове с просьбой починить колечко. Вёлунд колечко, естественно, починил, после чего достал жбан пива и предложил наивной принцессе вспрыснуть это событие. Затем Вёлунд с удовольствием отомстил подвыпившей и расслабившейся принцессе за коварство ее отца, и, оставив ее спать на лавке, пошел заканчивать свое тайное изобретение. Это были железные крылья, по всей видимости, что-то вроде древнескандинавского самолета – Вёлунд был настолько крут, что уже тогда умел строить летательные аппараты тяжелее воздуха.

Когда Вёлунд склепал крылья, то тут и настал торжественно-трагичный апофеоз этой поучительной истории об отношениях между властью и технической интеллигенцией. Вёлунд воспарил на крыльях аки гигантский железный орёл, но сразу улетать не стал. Пользуясь своей недосягаемостью для стрел и дротиков, он устроил над королевским дворцом сенас разоблачения тайн и срывания покровов, выступив в роли своеобразного древнескандинавского варианта «Голоса Америки». Вот тут-то король той страны и узнал, что случилось с его любимыми сыночками, а также почему его дочурка внезапно располнела. Король, понятное дело, пришел в ярость и к преогромному удовольствию Вёлунда, долго бегал перед дворцом, матюгаясь и грозясь кулаком в небо. Напоследок кузнец еще раз издевательски рассмеялся и улетел навстречу закату… надо полагать, в Осло, за Нобелевской премией.

Для полноты картины остается лишь добавить информацию из всезнающей Википедии: имя Вёлунд (Weyland) произносится по-разному, в одном из вариантов произношения оно звучит как «Воланд»; именно этот вариант используется у Гёте и, впоследствии, у Булгакова. Так что иностранный профессор, посетивший Москву, вполне мог передать свой опыт советским последователям не блещущего интеллектом древнего короля. Но вряд ли он стал бы их предупреждать, что их попытка последовать старым рецептам закончится точно таким же позором и бесчестием.
linkReply