?

Log in

No account? Create an account
О половине седьмого Гарри Потттера - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

О половине седьмого Гарри Потттера [Dec. 4th, 2010|09:29 pm]
olnigami
[Tags|]

Самая, на мой взгляд, интересная тема в первой части седьмого фильма поттерианы – это «новый порядок» лорда Воландеморта. Небольшая тайная группа бунтовщиков, состоящая в основном из чокнутых магов и уголовников, берет под контроль магический мир Англии. Внедряет в общество идеологию расового превосходства*, жестоко расправляется с оппозицией, запугивает рядовых граждан магов и устанавливает режим, основанный на терроре и насилии. Понятно, какие ассоциации возникают у европейского зрителя, что называется, все знакомо, все в русле новоевропейских представлений о возникновении и функционировании тоталитарных обществ на примере понятно какой страны. А вот у меня, наверное, оттого, что я в последнее время много читал историю гражданской войны в России, было четкое ощущение, что я смотрю на экранизацию мифа о «Совдепии», сложившегося в ультраправом крыле Белого движения.

Воландеморт – вылитый Ленин или Сталин, какими их изображала белая пропаганда и советский фольклор («А глаза такие добрые-добрые», «Попытка не пытка, правильно я говорю, Лаврентий Палыч?»), и его зловещее шипение такой же знак инфернального происхождения, как ленинская картавость или сталинский кавказский акцент. Амбридж – вылитый Вышинский, а дементоры – те самые бесы, которых многие белые искренне считали помощниками большевиков (ну или же китайцы, которые для белых были чем-то вроде орков – за людей их не считали и в плен никогда не брали). Чоканутая Беатрикс – Троцкий. ну или хотя бы Розалия Землячка, или одна из тех женщин-чекисток, о лютой жестокости которых с содроганием писали в своих воспоминаниях эмигранты. Люциус Малфой и Северус Снейп – спецы из «бвыших», выслужившиеся при новом режиме, но в силу своего происхождения пребывающие в подозрении и унижении. Оборотни и егеря из полутроллей – бывшие уголовники вроде Котовского.

А Орден Феникса при таких раскладах – последние остатки белых войск, перешедшие к партизанской войне. Быстро разгромленные, рассеянные, скрывающиеся, на самом деле, если почитать… да вон хотя бы того же «Коня вороного» Савинкова, когда его герой сначала ныкается по лесам от красных облав, а затем проникает в город, чтобы там устраивать саботаж, просто вылитый Гарри Поттер. И эта атмосфера отчаяния, поражения, безнадежности – тоже вполне соответствует тому, что пишут в своих воспоминаниях белогвардейцы.

Мне в фильме интереснее всего была семья Малфоеев, этакие магические «политкаторжане», которые активно поддерживали идею революцию при старом строе, ждали будущего торжества «чистоты крови», а теперь смотрят на то, что получилось, с недоумением, плавно переходящим в ужас. Понятно, что автор видел в Малфоях немецких военных и аристократов, которые в свое время с симпатией отнеслись к Гитлеру, видя в нем борца за превосходство немецкой расы, а получили в результате расовые чистки, эсесовцев, концлагеря и позор на весь мир. Старший Малфой получился как раз таким – от былого аристократического лоска не осталось и следа, лорда Воландеморта он боится до дрожи в коленях, в новом мире ему места уже нет, тут нужны либо абсолютно преданные фанатики вроде Беллы, либо тупые исполнители вроде оборотня и егерей.

А младший Малфой только-только начал понимать, в какую засаду он попал. Сначала его заставляли убить Дамблдора, которого Драко искренне уважал. Теперь его заставляют выдать Поттера, которого Драко, конечно, ненавидит, но все равно Поттер для него – однокурсник, в какой-то степени «свой», и сдать его – значит поступить против своей чести. Опять же – очень знакомый мотив; тоталитарные режимы 20 века всегда ломали людей именно через предательство. Отречься от своих родителей, донести на коллегу по работе, выступить с осуждающей речью на собрании или хотя бы проголосовать за исключение.

Так что картинка получилась впечатляющей - тут и "1984" вспоминается, и фильмы о Гитлере, и отечественная белогвардейская лирика (Тальков в саундтреке смотрелся бы кайне органично). Другое дело, правда, а насколько это представление, этот миф о тоталитарном обществе соответствует действительности. Все-таки таким сложным социальным организмом как целая страна или, как в фильме, отдельный магический мир, вряд ли можно управлять только страхом/террором или за счет харизмы одного, пусть даже и очень крутого, лидера. Картина, нарисованная в седьмой поттериане, остается слишком упрощенной, сказочной, хотя и пытается выйти на более серьезный круг проблем, чем противостояние доброго главгероя и Темного Властелина.

Что же касается самого фильма, то должен отметить, что обстановка седьмой части поттерианы воплощена на экране очень точно и страшно. Много смерти, боли, предательства, отчаяния, чуть-чуть надежды, веры, любви, мне кажется, Толкину бы понравилось, как Роулинг использовала его идею об эвкатастрофе – сначала нагнать как можно больше тьмы, чтобы потом разогнать ее внезапным, чудесным образом вспыхнувшим лучом света. На этот замысел очень хорошо работает и сама идея разбить экранизацию седьмой части на два фильма – первый фильм заканчивается практически полным торжеством зла и только крохотной надеждой на то, что Гарри все-таки сможет каким-то чудом, именно чудом, победить того, кто обрел всю возможную силу и стал неуязвим даже для смерти.

Я буду ждать второго фильма, интересно, сможет ли режиссер довести свою (и Роулинг) задумку до конца.

*) Совершенно непонятно, а чего маги так вдруг взъелись на магглов? Вроде все время автор постоянно подчеркивала, что мир магов и «обыденный» мир практически не пересекаются. У магов своя экономика и культура, в дела магглов они не суются, откуда взяться такому лютому презрению? И откуда, кстати, такое количество полукровок, если маги с магглами не сообщаются? Впрочем, ладно, чего там, натяжек в поттериане чем дальше, тем больше, что и понятно. Роулинг, когда начинала писать грустную сказку про мага-золушка явно не планировала развить эту историю в масштабный эпос, так что пришлось ей отдельные вещи пришивать белыми нитками.
linkReply