?

Log in

No account? Create an account
Предчувствие раскола - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Предчувствие раскола [Jan. 18th, 2014|12:15 am]
olnigami
[Tags|, ]

Читают в сети разные материалы, связанные с Русской Православной церковью, и думаю: а ведь оба крупных поворота, если даже не сказать переворота, в русском православии произошли тогда, когда православная церковь становилась центром притяжения общественных сил и некоей точкой напряжения или, если угодно, камнем преткновения. Вспомнить времена Раскола. На реформу церкви брошены все силы под личным руководством царя Алексея Михайловича. В самой церкви на первый план выходят активные, горячо верующие служители. Не остаётся в стороне и боярская верхушка... Завязывается клубок сложных, противоречивых идей, стремлений, взглядов на церковь и её роль в жизни общества. Причём вскоре дело доходит до открытого противостояния, и фактически прекратил эту бучу только Пётр Великий, который как тот лесник просто разогнал всех и приструнил.

Второй раз такое же напряжение возникло в начале 20 века. И тоже смешалось сразу много всего: религиозный поиск русской интеллигенции, проповедь Толстого, совмещающая гуманизм и христианство, поразительный успех Иоанна Кронштадтсткого, мечты о «кресте над Святой Софией» и объединении славянского православия, споры о монархии... И новый раскол: обновленцы, катакомбники, зарубежники. Фактически, та церковь, которая сейчас именуется РПЦ МП – это одна из нескольких церквей, образовавшихся на руинах имперского православия. Просто она осталась самой многочисленной плюс получила официальное признание от советских властей (что для православия играет огромную роль; православие не мыслит себя иначе кроме как государственная церковь, как только православная церковь теряет этот статус, она сразу же погрязает в расколах и сомнительных учениях – пример тому и староверы, и катакомбники).

Так вот, сейчас русская православная церковь опять оказалась в центре общественного внимания. В церковь приходит всё больше людей, в священниках видят моральный авторитет, прибытие в Москву православных святынь, пусть даже и весьма сомнительного происхождения, вызывает ажиотаж, о церкви яростно спорят, политическая власть навязчиво демонстрирует свою связь с православием. Церковь становится одной из основных линий в борьбе между консерватизмом и новаторством.

И, похоже, точно так же, как и в предыдущих случаях, такое пристальное внимание и возрастание роли Русской Православной церкви в жизни общества приводит к напряжению внутри самой церкви и высвечиванию многочисленных её болячек. История с дьяконом Андреем Кураевым показывает до какой степени дошло напряжение и каким сильным оружием готовы пользоваться противники. Проблема гомосексуализма среди чёрного священства – давняя, больная проблема русского православия, но до сих пор эту проблему старались не выносить за пределы церкви. Так что когда Кураев в процессе внутрицерковной борьбы не просто озвучил проблему, а назвал конкретные имена, он сразу перевёл борьбу на другой уровень.

Или вот, например, выпад совсем с другой стороны. Запись в блоге Антуана Аржаковского, богослова Парижской школы, в которой Аржаковский обличает Московский патриархат в желании установить свою юрисдикцию над украинским православием и поддержке «неоимперской политики Кремля». И это тоже типично для периодов усиления православия. Реформа Никона по исправлению богослужебных книг на основе греческих, помимо прочего, была вызвана ещё и желанием перехватить лидирующую роль в мировом православии у завоеванного мусульманами Константинопольского патриархата 9что, кстати, вполне отвечало экспансионистским намерениям царя Алексея Тишайшего). И во времена перед Первой мировой войной православие точно так же с вожделением смотрело на Стамбул, надеясь присоединить его к православной империи. И опять же находило в этом поддержку со стороны имперских властей, которые отлично понимали экономические и политические выгоды такого завоевания.
Получается, что одна и та же история разворачивается уже в третий раз. Русская Православная церковь возносится к вершине славы и силы, но на самом пике внутренние и внешние противоречия разрывают её и сбрасывают вниз. Посмотрим, реализуется ли в этот раз тот же сценарий или всё-таки РПЦ удастся его каким-то образом избежать.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: bobi4ka
2014-01-17 08:49 pm (UTC)
Толстой ничего не соединял, он отрицал Богочеловечество, Искупление и Воскресение Христа. Христианином он быть перестал. Изобрел свое учение. О проповеди его именно внутри христианства говорить не приходится. А его популярность как проповедника среди интеллигенции мне до сих пор непонятна. На мой взгляд, святые и богословы куда интереснее, чем люди, не верующие в евангельского Христа и предлагающие некий суррогат.

(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2014-01-17 09:11 pm (UTC)
Толстой - это отдельная и любопытная тема. Я согласен, что он отошёл от христианства, да и он сам это признавал, но всё равно свою этическую систему он продолжал основывать на Новом завете и учении Христа.
Впрочем, в данном случае я вспомнил Толстого потому, что его учение и сама его личность очень важны для околоправославной дискуссии того времени.
(Reply) (Parent) (Thread)