?

Log in

No account? Create an account
Об Александре Беляеве - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Об Александре Беляеве [Jul. 28th, 2014|10:41 pm]
olnigami
[Tags|]

Июньская передача на радио «Новая жизнь» об Александре Беляеве http://nlradio.podfm.ru/kultura/1189/

Первые десять минут у нас были технические накладки, потом их удалось решить, но на записи кое-что сохранилось. Вот так вот довелось столкнуться с непредсказуемостью прямого эфира и ощутить, насколько нервная работа у радиоведущих (а уж у телевизионщиков она насколько нервная, страшно и подумать даже). И по уже сложившейся традиции допишу несколько слов в продолжение эфира (всё-таки насколько разнится информация в зависимости от способа её передачи, действительно Маклюэн прав, medium is a message, но одно дело об этом читать, другое дело самому испробовать). Так вот, о Беляеве.

Сначала о сильных сторонах. Первая – крепко построенный, динамичный и запоминающийся приключенческий сюжет. Такие сюжеты одно удовольствие пересказывать пацанам во дворе или в школе на перемене. «И вот они плывут-плывут, а потом раз – и остров погибших кораблей! Прямо в море! А сначала ещё старая шхуна со скелетами! И на острове люди живут!». Кстати, говоря, мне иногда кажется, что все книги делятся на те, которые можно восторженно пересказать во дворе, и те, которые во дворе пересказывать… ну просто не получится по определению. Не для того они. Будет либо что-то очень банальное (сюжет «Анны Карениной», например, больно уж напоминает «мыльную оперу»), либо чересчур неприличное даже для дворовой аудитории («Лолита», например), либо запутанное и бредовое. Зато в таких произведения замечательно ищутся потаённые смыслы и аллюзии. На их основе пишутся статьи и диссертации… короче, есть книги, предназначенные для изложений, а есть – для сочинений. Или можно сказать ещё и так: есть книги, в которых сюжет совпадает с фабулой, а есть те, у которых не совпадает.

Повести Беляева относятся к первому типу, они легко читаются и легко пересказываются (кстати, не только ведь во дворе, вспомните, скольких начитанных людей выручало в тюремной камере умение рассказывать занимательные истории), а вот исследовать там практически нечего. Нет, конечно, может быть интересен исторический контекст, заимствования и влияния, связь с жизнью писателя, но в самих текстах нет глубинного смысла, всё на поверхности. Негде разгуляться литературоведу))

Вторая сильная сторона Беляева – научность. В этом он ас. И по разнообразию затронутых тем, и по глубине их проработки. А это первостепенной дело для научной фантастики, именно научной; как теперь принято говорить, «твёрдой НФ» (парадокс: как только в русской литературе иссякла научная фантастика, тут же появился термин для её обозначения; прав был Лао Цзы). Под словом научность я подразумеваю не просто использование технических изобретений в качестве двигателя сюжета; наука в таких текстах становится альфой и омегой, она пропитывает всё происходящее, создаёт коллизии, губит и спасает; науку восхваляют и проклинают, ею клянутся, в ней полагают упование своё. Короче говоря, научная фантастика – это род литературы, в которой наука играет роль религии… ну или, как минимум, метафизики. Да, именно поэтому в научной фантастике обычно нет места для христианства или какой-либо другой религии, она попросту вытеснена.

Беляев в этом смысле не просто фантаст, он, можно сказать, фантаст среди фантастов. Такой абсолютной подчинённости науке, такой глубокой посвященности мало у кого из писателей можно увидеть. Беляев – служитель, жрец, пророк НФ, и, надо сказать, НФ воздаёт ему за служение: количество сбывшихся научно-технических предсказаний в повестях Беляева ставит его вровень с Жюль Верном, а, может даже, и повыше.

А теперь о недостатках Беляева. Если читать его подряд, то очень быстро становится заметна склонность использовать классические приключенческие штампы. В передаче я упомянул об одинаковых, кочующих из повести в повесть любовных линиях: где бы ни оказался главный герой, обязательно к двадцатой странице появится красивая-молодая-энергичная-умная-незамужняя, и, конечно, они поженятся (Беляев, кстати, весьма пуританский автор, ну так, понятно, все силы в науку ушли). Образы возлюбленных главного героя не просто одинаковые, они как будто все сделаны на одном штамповочном станке. И ведь что странно, у Беляева много оригинальных, запоминающихся персонажей, в том числе и женских, да и сами главные герои всё-таки бывают разными (хотя тоже не особо), но вот в том, что касается их подруг, никакого разнообразия не. Может, кстати, это тоже связано с тем, что наука в повестях Беляева на первом месте. Никто не должен с ней соперничать и затмевать её, тем более женские персонажи.

И с этическими проблемами у Беляева тоже всё как-то простовато. Вот всецело положительный герой, вот всецело отрицательный персонаж. Вот спутник главного героя, тоже весь положительный. Да, бывают какие-то колеблющиеся персонажи, но они ближе к финалу определятся, и кто на какую сторону баррикады встанет, понятно сразу. Но что надо сказать в пользу Беляева, он не слишком-то склонен насыщать текст идеологичностью, в отличие от большинства жанровых писателей того времени (удивительно, кстати, как повторяются некоторые явления культуры – нынешняя фантастика столь же идеологизирована, как и фантастика 20-30-х годов, забавно было бы, кстати, провести их сравнительный анализ, хотя бы в части сюжетных ходов и персонажей). Он, конечно, за коммунизм и против буржуев, и у него есть, например, образцово пропагандистская, со всеми положенными элементами, - доблестные комсомольцы, злобный капиталист, разоблачение шпиона и саботажника в собственных рядах, - повесть «Подводные земледельцы», но это едва ли не единственный случай. И что забавно, беляевскую «Войну в эфире», где противостояние коммунистической и капиталистической систем доведено едва ли не до гротеска, напечатали пару раз, а потом положили под сукно, аж до конца 80-х годов. Как раз, наверное, за эту самую гротескность.

Мне кажется, что Беляева и в отношениях с идеологией тоже выручило служение Науке и только ей. Всё остальное либо подчинялось Науке, либо ею вытеснялось, и беляевский коммунизм не стал исключением.

Но вот мне интересно: а читают ли сейчас Беляева и, если читают, то как воспринимают? Его научные предсказания привлечь уже не могут, большая часть из них уже исполнилась, либо оказалась невозможной. Сюжетные ходы выглядят слишком уж очевидными и предсказуемыми. Но всё же на стороне Беляева остаются профессионально скроенный, грамотный текст (по нынешним временам, увы, редкость, особенно в жанре фантастики), приключенческий дух и энергичность. Не так уж и мало, на самом деле.
linkReply