?

Log in

No account? Create an account
Больные точки ситуации постмодерна - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Больные точки ситуации постмодерна [Sep. 9th, 2014|09:07 pm]
olnigami
[Tags|]

Что-то я вдруг расписался про ситуацию постмодерна… ладно, ещё пара мыслей. Мне кажется, для лучшего понимания сложившегося положения вещей стоит выделить три больших, я бы даже сказал, родовых внутренних противоречий постмодерна:

Первое противоречие. Как я уже говорил, главный лозунг постмодерна звучит так: «самая великая истина состоит в том, что нет никаких великих истин». Но вот какая штука, постмодернистское мировоззрение (а говоря о ситуации постмодерна, надо отделять собственно постмодерн как феномен современной культуры и его описание, данное постструктурализмом, которое обычно именуется постмодернистской философией) претендовало на то, чтобы стать своего рода метаязыком (пользуясь термином, введённым Деррида) философии и, шире говоря, всего культурного пространства, то есть языком, который говорит о _всех_ других «языках», тем самым становясь как бы внешней оболочкой для этих «языков» и подчиняя их себе. Но на практике оказалось так, что в ситуации постмодерна этот метаязык стал лишь одним из множества языков, функционирующем на равных правах со всеми остальными. То есть постмодерный дискурс одновременно функционирует и в качестве языка (части множества), и в качестве метаязыка (дескриптора множества).

Второе противоречие, закономерно вытекающее из первого. Постмодернизм постулирует равноправие всех дискурсов, но сами обладатели этих дискурсов как-то не спешат с постмодернизмом согласится. В результате, в реальной ситуации постмодерна те, кто разделяют постмодернистские идеи, начинают проводить границу между теми, кто признаёт границы и теми, кто не признаёт.

Третье противоречие, итожащее предыдущие. Постмодернизм – это последний великий проект эпохи модерна, «великий проект по деконструкции всех великих проектов». И, будучи великим проектом, он неизбежно пытается распространиться по всему человечеству (постмодерн унаследовал от модерна представление о том, что весь мир страдает и во зле лежит, и что задача великого проекта в том, чтобы привести мир к новому счастливому состоянию), при этом декларируя равноценность всех существующих проектов, дискурсов и культурных отличий. Иными словами, постмодерн одновременно деконструирует имеющиеся социальные, экономические и культурные практики, и их же утверждает. Отсюда, подозреваю, и проистекают все неудачи 90-х и нулевых годов по распространению постмодерна за пределы Западной Европы и Северной Америки.

Цивилизации постмодерна легко удаётся дискредитировать имеющиеся в других странах общественные практики, но дальше, когда возникает необходимость перейти от деконструкции к утверждению, постмодерн сдаёт назад, заявляя о необходимости сохранять оригинальность иных культур и цивилизаций. А такая внутренняя раздвоенность воспринимается как лицемерие и нежелание брать на себя ответственность, что, понятно, ведёт к реконструкции прежних общественных практик, порой в заметно ухудшенном виде. И даёт дополнительные козыри традиционалистам, о которых стоит поговорить отдельно.

Эти больные места ситуации постмодерна позволяю говорить о её перманентном кризисе и даже, в определённой степени, о шизофреничности (привет Делёзу и Гватари!). Постмодерн постоянно ниспровергает сам себя, чтобы тем самым доказать свою состоятельность. Или, другими словами, постмодерн постоянно задаёт сам себе вопросы, сам на них отвечает, затем опровергает ответы… и задаёт новые вопросы. Причём, судя по всему, для постмодерна пребывание в состоянии внутреннего противоречия является нормой существования, и в этом его колоссальная сила, и в этом же его колоссальная слабость.
Да, есть и ещё одна проблема, которую я не стал включать в список, потому что она не специфична для постмодерна; с ней рано или поздно сталкиваются все обретшие широкую популярность мировоззрения. Как только идеи овладевают массами, они заметно теряют в парадоксальности и сложности, превращаются в набор заученных догм и штампов. Но в отличие от других мировоззрений постмодерн абсолютно нетерпим к догматике, и это создаёт ещё один нерешаемый парадокс ситуации постмодерна.

предыдущие заметки по теме:
Раз
Два
linkReply

Comments:
[User Picture]From: britiy_yozhik
2014-09-09 06:53 pm (UTC)
Я бы сыграл в Лапласа и на вопрос, почему я ничего не говорю о постмодерне, ответил, что для решения своих задач в этой гипотезе не нуждаюсь.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2014-09-10 08:44 pm (UTC)
Кстати, да, одна из особенностей ситуации постмодерна в том, что на неё можно не обращать внимания. Это не проекты модерна, от которых только где-нибудь в глухой тайге можно укрыться, да и то не факт.

Добавлю это соображение в финальную заметку, спасибо.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: icamel
2014-09-10 04:09 am (UTC)
Множество всех множеств внезапно оказывается тоже множеством со всеми вытекающими.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2014-09-10 08:46 pm (UTC)
Ага, я когда прочитал у Деррида о метаязыке, подумал о том, что это ведь первый шаг к дурной бесконечности: создаётся метаязык для рассуждения об языках, затем метаметаязык о рассуждении о метаязыках и так далее. Правда, потом подумал, что человек, каким бы умным он ни был, сломается уже на втором уровне. А вот для искусственного интеллекта, если он когда-нибудь появится, это будет вполне возможно.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: icamel
2014-09-15 05:51 am (UTC)
Умный человек примерно в этом месте докажет теорему Геделя о неполноте.
(Reply) (Parent) (Thread)