?

Log in

No account? Create an account
«Форсаж-7» - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

«Форсаж-7» [Apr. 16th, 2015|01:24 am]
olnigami
[Tags|]

Тем временем посмотрел очередной «Форсаж», гениальный фильм в жанре «пацаны на тачках с пушками». Сюжет сводится к вопросу: «Если Стэтем на Вин Дизеля налезет, то кто кого сборет?». Стэтем мстит команде Дизеля за своего брата. Сначала схватывается с Дуэном Джонсоном и даже его побеждает, правда, не по пацански на кулачках, а посредством гранаты с последующим падением Джонсона с 10-метровой высоты на крышу машины. Машина, понятно, вдребадан, у Скалы – сломана рука. И сразу скажу – это единственная травма основного персонажей за весь фильм. Дальше они падают, взрываются, проламывают своими телами строительные конструкции, бьют друг друга по голове гаечными ключами и кувалдами – ноль эффекта. Получив очередное повреждение, плохо совместимое с жизнью, герой просто трясёт головой, сплевывает кровь и продолжает геройствовать с той же энергичностью.

Дизеля, кстати, Стэтем поначалу тоже хотел завалить не по пацански, но тут в их драку вмешивается Курт Рассел – старенький и неузнаваемый. Стэтем пугается, что Рассел сейчас начнёт проситься в команду «Неудержимых» и быстро убегает. А Рассел говорит Дизелю, что Стэтем настолько крут, что найти и победить его можно только при помощи волшебной компьютерной программы. Программа эта в избушке у Бабы Яги… в смысле, у хакера, а хакера похитил злой террорист и везёт его на свою базу. В волшебном лесу… то есть, в Азербайджане. Почему в Азербайджане? А кто его знает. Скорее всего, сценаристу нужна была страна с экзотичным названием, он открыл Википедию, начал с буквы «А» и тут же наткнулся на подходящее название. Да, азербайджанский главный террорист ещё и негр вдобавок, глобализация, чё.

Дальше герои спасают хакера (оказавшегося, кстати, хакершей… внезапно!) посредством получасового автомобильного безумия, поправ законы физики, логики и физиологии. И узнают, что нужная им программа находится на флешке, флешка в блоке управления, блок управления в крутой тачке, крутая тачка в пентхаусе, пентхаус в небоскрёбе, а небоскрёб в Абу Даби. «Вот это поворот», - бормочет Иван-дурак, в смысле, Вин Дизель, и команда отправляется на подвиг.

Да, ещё там есть прекрасная царевна, она же Мишель Родригес, которая в каком-то из предыдущих фильмов потеряла память, и теперь ходит смурной Несмеяной и пытается вспомнить, кто она по жизни и с какого района. При этом как водить машину, стрелять и бить, она помнит замечательно. В частности, в небоскребе Несмеяна голыми руками и голыми ногами лихо раскидывает женскую охрану местного шейха, но тут к месту махача подтягивается старшАя по этажу – могутная фемина (тут прям так и просится на язык неполиткорректное слово «телица»), и они с Родригес радостно катаются по полу и бьют друг друга с размаху головами о разные поверхности, естественно, опять же, без каких-либо повреждений.

Впрочем, всё это бледнеет на фоне финальной схватки. По Лос-Анджелесу вольно летает Змей Горыныч… то есть, боевой вертолёт террористов (по всей видимости, прилетевших на нём прямо из Азербайджана) и пуляет ракетами во все стороны. Скала Джонсон при виде вертолёта суровеет лицом, ломает гипс на руке напряжением бицепса, закидывается «колёсами» и едет на разборку. Команда Дизеля играет на автомобилях в «горячую картошку» хакершей, та пытается взломать компьютер террористов. Ну а Дизель со Стэтемом рукомашут и дрыгоножат. Как и положено, очень долго. Полчаса как минимум.

Самое печальное, что победителя в схватке века выявить так и не удалось, потому что коварный террорист внезапно выстрелил в спину Стэтему ракетой, после чего тот рухнул в образовавшуюся на месте взрыва воронку с высоты 10 метров. От такого сюрприза Стэтем впал в некоторое временное замешательство, и Скала Джонсон немедля заковал того в цепи и посадил в подземную тюрьму ЦРУ, где 20 метров стали и бетона до поверхности, плюс к тому же денно и нощно на Кощея Бессмертного… то есть, на Стэтема направлены стволы десяти пулемётов. Но Стэтем всем своим видом даёт понять, что ща он передохнёт малька, придёт в себя и тут же цепи порвёт, стволы пулемётам погнёт и прогрызёт себе зубами путь на поверхность. Ну а Илья Муромец… то есть Скала Джонсон в ответ намекает, что, дескать, давай, жми, чувак, буду ждать я с нетерпением встречи.

Вин Дизеля тоже слегка задело ракетой, но так, по касательной. Он тут же прыгнул на машине с крышей, повесил на вертолёт авоську с гранатами и рухнул на землю. Тут у Дизеля то ли завод кончился, то ли просто притомился малец, но он почему-то внезапно умер. Вокруг понятно собралась команда и начала ныть, типа, что же ты, братан, нас покинул в расцвете сил. «Живой водой его надо!», – думает зритель, но нет, сценарист придумал хитрый ход. Мишель Родригес внезапно вспомнила всё (по всей видимости, сказался лечебный эффект прикладывания головой об стену и могучих объятий абу-дабской фемины), склонилась над трупом и выдала потрясающий своей логичностью монолог: «Я всё вспомнила! Мы, оказывается, женаты! А во время свадебной церемонии я поклялась, что если ты умрёшь, то и я умру. А я ещё слишком молода, чтобы умирать! Поэтому ты должен немедленно ожить!». Возразить Вин Дизелю оказалось нечего, пришлось воскреснуть.

Последние десять минут фильма персонажи долго провожают Пола Уокера, который в реальной жизни погиб, а в фильме уходит в отставку. И вот вся команда в белых одеждах сидит на берегу океана, смотрит, как герой Уокера гуляет по берегу с женой, и обмениваются сентенциями типа: «Жаль расставаться», «Мы встретимся где-нибудь когда-нибудь снова», «В семье - сила, брат». Потом Дизель с кривой компьютерной моделью Уокера едут на машинах дверь к двери, на повороте разъезжаются и Дизель типа такой говорит: «мы гоняли вместе, брат!». И вот тут для полноты мощи высказывания не хватает только субтитров: «Это типа символизирует, пацаны!».

Такое вот замечательное кино. Очень мотивирующее, кстати. Мне после просмотра прям так и захотелось пойти в качалку, потягать железо, а потом сесть на лавочке и говорить негромко себе под нос: «В семье сила, брат», «Сила в братстве, семья», ну и так далее.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: britiy_yozhik
2015-04-16 06:07 pm (UTC)
Что интересно - есть ощущение, что градус нереалистичности и запредельно-крутости героев боевиков со временем только повышается. Назад уже сдавать не получается. При экранизации книг 70-80 годов сейчас весь экшен в них приходится умножать на 10 - иначе выйдет слишком уныло. Интересно, нынешняя молодёж осознаёт эту дистанцию - что в реальности после удара ключом по голове уже не встают? Если это всё не обычные старческие ворчания...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2015-04-16 11:17 pm (UTC)
Градус нереалистичности уже зашкаливает. Я тут как-то о том же думал, сравнив фехтование на световых мечах в старой и новой трилогии "Звёздных войнах".
Вообще, кинематограф ещё слишком молодый вид искусства, чтобы делать какие-либо выводы, но в литературе соотношение между реализмом и сказочностью движется волнами. От античной мифологии и Гесиода к римскому роману и материалистичным римским историкам. В средневековье возврат к эпосу, шаблонным сюжетам и сказочным персонажам, затем через драму 17-18 веков к реализму. В двадцатом веке через романтизм 19 века опять к сказочности в виде фентези. Подозреваю, что и с массовым кинематографом будет примерно так же.
Наверное.

(Reply) (Parent) (Thread)