?

Log in

No account? Create an account
Экскурсия в 20-е годы - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Экскурсия в 20-е годы [Sep. 13th, 2015|05:18 pm]
olnigami
[Tags|, ]

Тогда же, на День города, в рамках книжной ярмарки на Даниловском рынке проходили пешие экскурсии по району между метро «Тульская» и «Шаболовка». Мне повезло присоединиться к такой экскурсии, оказалось очень интересно, прямо как будто путешествие на машине времени. Дело в том, что в этом районе сохранилось много зданий рабочих кварталов, спланированных в 20-е годы под влиянием идей конструктивизма в архитектуре и свежих (на тот момент) урбанистических идей по организации застройки с учётом общественных пространств и домов-коммун. Потом, в 30-е годы и далее, здания, конечно, перестраивались, но очень многое осталось в примерно том же виде, что, конечно, очень радует экскурсантов и, подозреваю, гораздо меньше радует жильцов этих домов.

Видели мы по дороге два бывших рабочих посёлка, большую школу, изначально спланированную конструктивистами (чуть ли не сам Малевич руку приложил, впрочем, может, я не так понял экскурсовода), дом-коммуну и квартал с настолько замысловатой планировкой (здания развёрнуты под 45 градусов к улице), что в нём порой не могут сориентироваться даже местные жители. Да, квартал, конечно, тоже с общественной планировкой, то есть состоит он в основном из жилых домов, но в центре расположено здания, в котором планировалось сразу всё – столовая, библиотека, спортзал, помещения для кружков и так далее. И в доме-коммуне так же: два боковых крыла здания жилые, а в центральном корпусе всевозможные помещения для совместного времяпрепровождения и культурного развития жильцов.

Идея такого пространства меня, с одной стороны, очаровала. Особенно, конечно, на фоне нашей современной жизни, в которой все разбегаются по индивидуальным берлогам, соседи в лучшем случае друг с другом здороваются, из общественных пространств (по месту проживания) только скамейки возле дома, да и в районе-то особо тоже мест для каких-то больших собраний не имеется. Разве что кафе… но только московское кафе – это вам не английский паб, тут совсем другая культура общения. Совсем другое дело - такое постоянное совместное проживание, общение, такая, действительно, коммуна.

Но с другой стороны, есть в такой организации что-то отчётливо казарменное (если не сказать «тюремное», хотя это, пожалуй, слишком сильно сказано). Вместе – в столовую, вместе – в спортзал, все дети – в одни и те же ясли-детсад-школу. Получается, что общественное пространство хоть и обширное, но больно уж замкнутое, однородное и всепроникающее; слишком мало остаётся личного и семейного пространства. К тому же, это ведь ещё и от одного предприятия дом, то есть все эти люди мало того, что работают вместе, они и живут вместе, и развлекаются вместе, и детей своих приучают к той же жизни. Это ж прям даже не то, что система пожизненного найма получается, это система семейного найма на поколения вперёд. Опять же – слишком уж сильной становится зависимость от предприятия, выделяющего жилплощадь, получается, что от него исходят едва ли не все блага, получаемые человеком. Да, но при этом – стабильность, относительно высокий уровень жизни, минимум усилий на поддержание бытовых условий, возможность для обоих супругов спокойно работать, практически полностью передав детей на попечение яслей-детсада-школы. Но зато отсутствие возможности выбора чего бы то ни было – столовая только в этом доме, школа и детсад только от предприятия, кино смотрим одно на всех жителей (утверждённое каким-нибудь завом по культуре типа товарища Огурцова) и так далее. Строгие правила проживания, необходимость постоянно подстраиваться под коллектив, жизнь на виду… Зато стабильность, предсказуемость будущего и своего, и детей, столовая, опять же, лучшая в районе…

Так что неоднозначная выходит картина. Да, и ещё – мне кажется, что для поддержания мира и гармонии в таком коллективе необходимо наличие разделяемой всеми (причём искренне) идеологии, нужны некие скрепы, нужно для чего-то или, скорее, против кого-то объединяться вот таким образом. Нужна единая цель, чтобы человек мог до такой степени отказываться от личного ради коллективного. И мне кажется, идея, допустим, конкуренции с другим предприятием, недостаточно сильна для такого. Вот то, что пытались предложить футуристы – радикальная перестройка человечества, великое обновление, Революция – не просто отдельно взятая, а Революция вообще, Революция как идея, цель и смысл жизни – может, это смогло бы сработать. Да и то слабо верится. Особенно видя воочию дальнейшую судьбу воплощения конструктивистских идей в советской архитектуре.
Ещё в 30-е годы на фасад конструктивистской школы налепили античный портик с колоннами (а ещё говорят про пошлость «лужковского стиля» в Москве, нет, не с Лужкова началось). Вообще, как-то так подумалось, что ведь и сталинский ампир с его стремлением к гармоничности и классическим формам родился как антитеза футуристической архитектуре, арт нуово и тому подобному. При этом, в полном соответствии с принципами диалектики, сталинский стиль перенял многое от своего эстетического противника (впрочем, лучше по этому поводу почитать Бориса Гройса «Стиль Сталин», там всё это подробно рассказывается).

Общественный корпус дома-коммуны заняло какое-то министерство – весьма символичный акт, бюрократия съела революцию, впрочем, да, об этом ещё Ленин писал в своих последних статьях, а тут оно прям вот зримо и явственно. Несчастный квартал-лабиринт много раз реконструировали, так что от первоначального замысла осталась только диковинная планировка. Практически полностью переделали общественное здание в центре квартала (но там изначальный вариант отличался совсем уж запредельной футуристичностью и соответственно неприспособленностью к московским погодным и бытовым условиям), от былого осталась только библиотека. Там сейчас открылся музей «Центр авангарда», те, кто в курсе, что такое авангард и как он относился к самой идее музея, понимают, насколько издевательски звучит даже само такое название.

Но что, пожалуй, больше всего потрясает даже в том немногом, что осталось от первоначальных замыслов, это масштабность, дерзновенность, полёт мысли. Ощущение необыкновенной пластичности пространства, архитектуры, общества, да самого человека в конце концов! Ведь в новых домах-коммунах и жить должны были новые люди. Сам замысел грандиозной перестройки городского пространства был не самоцелью, а инструментом для создания нового общества, нового человека и нового мира. Вообще, для понимания футуризма и авангарда надо помнить, что это не было движение за «искусство ради искусства», нет, эстетика в нём жёстко подчинялась прагматике, общей идее, и вне контекста величественной идеи мирового переустройства оно становится непонятным (а зачастую кажется просто смешным). Это такое вот зримое воплощение того самого прометеевского человека, бросающего вызов, перестраивающего мир, открывающего библиотеки, организующего коммуны и всё такое. А потом мир приковывает его к скале, сажает чиновников в дом-коммуну, лепит классический портик на конструктивистский фасад, запихивает музей авангарда (музей, Прометей!) в общественное здание, а Прометей смотрит на всё это, морщится от боли в печени и бормочет: «ну ничего, ничего, рано радуетесь, настанет и моё время».
linkReply