?

Log in

No account? Create an account
Новая старая повестка - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Новая старая повестка [May. 6th, 2017|03:12 pm]
olnigami
[Tags|, ]

Глядя на новости политической жизни России (довольно-таки унылые новости, надо сказать, но других новостей у нас нет), задумался над тем, что на свой четвёртый президентский срок Путин идёт с повесткой очень похожей на ту, с которой он шёл на свой самый первый срок почти двадцать лет тому назад.

Первый и самый наглядный пункт, конечно, Чечня, которая постепенно опять превратилась в проблемный регион с откровенным игнорированием федеральных законов, укрывательством преступников и исламским фундаментализмом. Правда, в отличие от времён Масхадова чеченское руководство заявляет о своей безусловной лояльности российскому руководству, но эта лояльность требует постоянной денежной подпитки из федерального бюджета, а с деньгами сейчас не очень. Да и основывается эта лояльность фактически на личном вассалитете главы Чечни перед главой Российской Федерации, а личный вассалитет, как мы знаем из истории, штука не больно-то надёжная.

Второй пункт повестки – отношения президента с «ближним кругом» (они же «доверенные лица»), теми людьми, которые контролируют крупные корпорации и обладают особыми привилегиями. У нас принято называть таких людей «олигархами», что не совсем корректно, скорее их стоило бы сравнивать со старомосковским сословием «гостей», богатейших из купцов, которым даровались те или иные дары от царя (большие вотчины, монополия на торговлю или поставки), а взамен «гости» в случае необходимости из личной казны оплачивали царские расходы. Да, современное положение «доверенных лиц» не совсем такое, каким было положение руководителей крупных финансово-промышленных групп 90-х. Те владели своим имуществам на правах частной собственности, активно вмешивались в политику, создавали независимые СМИ, контролировали депутатов Госдумы и вообще вели себя достаточно вольно. Нынешний «ближний круг» не владеет имуществом, а им распоряжается, в медиа старается особо не лезть и политикой не увлекаться. Но всё равно экономическая власть и противостояние хозяйственных субъектов неизбежно выливается в политическую сферу. Собственно, именно это мы и видели в прошлом году, когда некто из числа «доверенных лиц» (чьего имени лучше не произносить всуе) организовал арест федерального министра, причём, судя по всему, даже не уведомив президента России. Это уже вполне себе политическое действие, причём совершённое не в скрытых от посторонних глаз хитросплетениях кремлёвской политики, а в публичной сфере, на экранах телевизоров.

Третий пункт новостарой повестки – налоговая и пенсионная реформа. Да, конечно, ситуация в этих сферах не столь тяжелая, какой была в конце 90-х. Система администрирования налогов и передачи индивидуальных сведений о стаже в Пенсионный фонд отлажена (кто помнит, с какими усилиями и как долго ПФР собирал данные о стаже работников в начале нулевых, может оценить, насколько лучше нынешнее положение дел). Тем не менее, проблема изменения налоговой системы стоит очень остро, и зимой 2016-17 годов мы видели первый этап этого изменения, связанный с передачей функции по сбору соцплатежей в налоговую инспекцию. А в следующем году нас ждет «налоговый манёвр» с увеличением НДС и снижением соцвзносов, тоже не самая простая задача. С пенсионной реформой ситуация ещё хуже. Переход на сочетание страховой и накопительной системы, планировавшийся в начале первых годов, фактически провалился. Что очень обидно, учитывая, как долго планировалась и с какими усилиями делалась та реформа, да и вообще, пенсионная реформа была одним из самых заметных и действительно внушительных достижений первых двух президентских сроков Путина.

По идее провал накопительной пенсионной системы должен был нанести мощный удар по репутации Путина и его команды, но в России на то, как устроена реальная экономическая жизнь, не принято обращать внимания (как очень точно и едко показано в «День выборов-2»: «ну мост у него упал, что такого, с кем не бывает»). Сейчас государство пытается как-то залатать расползающуюся дыру, и понятно, что с пенсионной системой всё равно придётся делать какие-то неприятные вещи. Сейчас в открытую говорят о повышении пенсионного возраста и резком сокращении возможностей для преждевременного выхода на пенсию. Параллельно развивается история с пресловутыми пенсионными баллами, из-за которых люди, уже достигшие пенсионного возраста, не могут оформить пенсию, а потому вынуждены продолжать работать дальше, причём известно, что требуемое для пенсии количество баллов будет увеличиваться каждый год. И сразу после выборов Путину придётся какой-то вариант новой пенсионной реформы одобрять, тянуть дальше уже не выйдет.

Четвёртый пункт – контроль над медиа. Одной из первых задач, которые поставил перед собой Путин после прихода к власти, стало установление государственного контроля над СМИ. В этом деле достигнут большой успех: федеральные каналы «отжаты» у бывших владельцев, медиа-холдинги либо подчинены напрямую, либо поставлены под негласный надзор. При этом, правда, в медиа мире постоянно шёл процесс «убегания от власти» (как у Ключевского в его известном высказывании о колонизации Сибири). Государство захватывало очередной медиа ресурс, журналисты перемещались на новую площадку, государство приходило и туда, журналисты бежали, ну и так далее. Когда СМИ освоились в интернете, через какое-то время и там их выявили и поставили под контроль. Когда медиа сфера расширилась за счёт блогов, государство и блогами занялось. В какой-то момент казалось, что монолит госконтроля за медиасферой непоколебим, но тут пошли развиваться соцсети, инстаграмм и ютуб (со знаменитым видеорасследованием ФБК, набравшим больше просмотров, чем любая передача по первому каналу). И вот теперь государству придётся разбираться с этой новой сферой, кого-то перекупать, кого-то запугивать, кого-то троллить и спамить. В общем, на колу мочало – начинай сначала.

Пятый пункт повестки – установление единой правовой системы на всей территории РФ. В начале нулевых Кремль приложил немало усилий для того, чтобы привести региональное законодательство в соответствие с федеральным, унифицировать правовую систему, подчинить законодательную и судебную ветви власти. Сейчас же мы видим, как эта единая жёсткая система начинает потихоньку расползаться. Наглядный пример – первый вариант закона о «реновации» жилых домов в Москве, который явно противоречит Конституции, а также целому ряду федеральных законов и подзаконных актов. Скорее всего, во втором и третьем чтении самые выдающиеся пункты из закона уберут, но осадочек, как говорится, останется. Впрочем, закон о «реновации» это вообще нечто поразительное. Ради интересов московского строительного бизнеса власти взбаламутили всю Москву, причём с «лёгкостью в мыслях необыкновенной». Без продуманного плана действий, без предварительной экспертизы, без обсуждений. Похоже, страстное желание попилить бюджет окончательно затмило сознание. К сожалению, есть такое ощущение, что ситуация с законом это опять то самое будущее, которое постепенно проступает в настоящем. Теперь дела в нашей стране будут делаться именно так – нагло, жёстко т напористо, без учёта интересов граждан. Хотя да, какие ныне в России граждане, ныне все подданные, как там кто-то из Демидовых говорил Анне Иоанновне: «всем мы, матушка, твои, и всё, что у нас есть, всё твоё».

Шестой пункт – сращивание криминала и властных структур. В начале нулевых одним из лозунгов нового правления было: «не пустим криминал во власть!». Тогда, правда, под этим в основном понимался процесс проникновения элементов с тёмным прошлым в законодательную власть на разных уровнях (а в те далёкие времена парламенты ещё что-то решали и давали депутатам реальную неприкосновенность). И с мутными личностями, и с организованной преступностью тогда действительно боролись последовательно и жёстко, только вот в результате силовые органы, вытеснив криминал, сами же начали контролировать отдельные сферы теневой деятельности. Как устроена эта сфера в наше время, понять довольно затруднительно, но время от времени в публичном пространстве всплывают интересные истории вроде конфликта на Рочдельской улице, во время которого выяснилось, что никто не знает, где заканчивается Шакро Молодой и начинается Следственный комитет. Или всплывшая вскоре после этого история с полковником Захарченко и миллионами изъятых у него наличных евро и долларов.

Тут ещё можно было бы добавить в качестве одного из староновых пунктов повестки борьбу с коррупцией, но это постоянная тема для любой власти в России, начиная с Петра Первого, как минимум. Причём все, кто более-менее в теме, понимают, насколько борьба с коррупцией безнадёжна, потому что то явление, которое у нас называют «коррупцией» служит одной из опор общества («духовная скрепа», как ныне принято выражаться) и уничтожить коррупцию можно только уничтожив всё общество. Да и то, как показал опыт революции 17-го года, даже после практически полного стирания старого строй и установления нового т. н. «коррупция» возрождается в том же, а то и большем объёме.

Ещё одно совпадение между первым и четвёртым президентским сроком Путина состоит в том, что его легитимность всё так же базируется на харизме, а не на процедуре. На свой первый срок Путин шёл как герой – покоритель Кавказа и усмиритель олигархов. На четвёртый срок он точно так же идёт как герой – покоритель Крыма и усмиритель международного терроризма. В промежутке, правда, была попытка перейти к процедурной легитимации через передачу власти преемнику, но ничего из этого не вышло. Российская реальность отвергает такой способ транзита власти, здесь нужен либо харизматичный вождь, либо царь. Ну либо всё скатывается в ситуацию: слабый царь, окружённый вельможами, ворующими напропалую.

Тут, понятно, стоит заметить, что при всей схожести повесток заметно различаются и обстановка в стране, и настроение общества. В нулевые годы российская экономика росла весьма внушительными темпами, сейчас экономика пребывает в стагнации, и, судя по всему, стагнация эта очень и очень надолго. Тогда в разных слоях общества существовал консенсус по поводу необходимости масштабных реформ, особенно в части укрепления государства. Сейчас такого единства нет – ни по вопросу того, какие именно реформы нужны, ни даже по вопросу нужны ли реформы вообще или и так неплохо живём. Да и сам Путин за двадцать лет заметно устал. Кроме того, одно ситуация, когда только приходишь на должность – тут можно менять кадры, валить всё на предыдущего руководителя, обещать что-то новое. А сейчас и свалить проблемы особо-то и не на кого (привычный разговор о «проклятых 90-х» с каждым годом звучит всё менее убедительно), и кадры все свои же, специально подобранные. И, конечно, кому хочется заново заниматься теми проблемами, которые, как казалось, были решены пятнадцать лет тому назад, за первые четыре года правления.

Вообще, по хорошему, Путину сейчас стоило бы назначить себе преемника, скинуть ему все эти проблемы, а самому стать «теневым вождём». Но, кажется, такой вариант для нынешней системы власти слишком сложен и неприемлем, хотя если бы Путин пошёл против воли своего ближнего круга (как это сделал Ельцин в своё время, кстати) и отказался идти на новый срок, это могло бы стать интересным развитием событий. По крайней мере, такая ситуация открыла бы для системы новые возможности.

Отдельный вопрос: почему так получилось, что на новом витке развития вернулись обратно те проблемы, которые стояли перед властью в начале нулевых годов, хотя и в несколько ином виде. У меня ответа на этот вопрос нет, ну кроме банального рассуждения о вечной цикличности российской истории. Но я так понимаю, это и есть тот эффект топтания на одном месте, о котором говорят институционалисты, применительно к развивающимся странам, как о причине того, почему развивающиеся страны не могут догнать развитые. Развивающаяся страна может резко прыгнуть вперёд, провести модернизацию экономики, добиться быстрого экономического роста, но только на короткой дистанции. Потом реформы ослабевают, рост сменяется спадом или долгой депрессией, восстанавливаются прошлые, «отсталые» практики общественной жизни, а потом приходится заново решать те же задачи, которые решались раньше. В результате развитие идёт по принципу «пять шагов вперёд, четыре шага назад», то есть продвижение есть, но очень медленное, особенно в сравнении со странами, которые развиваются медленно, зато постоянно. Вот и Россия оказалась в той же ситуации, что, впрочем, и неудивительно, учитывая наше прошлое (я вообще в силу врождённого пессимизма склонен полагать нынешнюю ситуацию лучшей из всех возможных).
linkReply

Comments:
[User Picture]From: alek_morse
2017-05-06 08:09 pm (UTC)
Интересный анализ. Но мне показалось, что заранее заготовленная концепция о повторении пройденного подминает факты. Определённые основания, наверное, для этого есть, но утверждать, что Москва вдруг выпадает из общего правового поля - и это, внимание! - сюрприз из 1990-х, - я бы не стал. Москва всегда была на отдельном счету. И многое, что позволялось городу Москва - не позволялось другим городам-миллионникам.

Также и пример с Чечнёй мне не кажется убедительным.

И некоторое другое...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2017-05-07 12:00 pm (UTC)
С Москвой, кстати, интересно то, что закон о реновации ограничивает права москвичей, чего раньше не было. Но вполне возможно, что этот подход будет распространен и на другие субъекты федерации.
Ну а в целом - понятно, что ситуация никогда не повторяется со стопроцентной точностью.
(Reply) (Parent) (Thread)