?

Log in

No account? Create an account
Большая книга-2017 - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Большая книга-2017 [Jul. 11th, 2017|03:06 am]
olnigami
[Tags|, ]

Премия «Большая книга» объявила о начале читательского голосования, а значит теперь можно свободно читать книги, вошедшие в шорт-лист. Лайфхак: на литресе их и вовсе можно просто скачать файлом, хотя потом в списке покупок их не будет, как я понял. Ещё один лайфхак: кое-какие из тех книг, что вошли в лонг-лист, печатались в литжурналах, а потому свободно лежат в открытом доступе в «Журнальном зале». Так что при желании любой читатель может без особого оценить самые-самые лучшие (вернее самые-самые оценённые жюри «Большой книги») произведения на русском языке за последний год.

Положа руку на сердце, ни одна из книг, вошедших в шорт-лист, не вызывает у меня желания немедленно всё бросить и кинуться её читать. Да и медленно всё бросить и кинуться читать тоже как-то не хочется. Пожалуй, в представленном списке меня несколько заинтересовал «Номах» Игоря Малышева, судя по аннотации, об анархистской гуляйполийской республике и её неистовом лидере. Тема, безусловно, интересная. Тем более что я не так давно прочёл автобиографию Махно, так что можно было бы для полноты картины дополнить её беллетристикой. Ну и заодно сравнить стиль народного бойца эпохи декаданса со стилем писателя эпохи распада. Сдаётся мне, что по уровню литературного мастерства они окажутся примерно вровень. По меркам своей эпохи Махно был писателем второго, а то и третьего ряда (причём хорошо вписывающимся в литературный мейнстрим, с характерным для той литературы сочетанием упоённого романтизма и жёсткой целеустремлённости), но эта мало того, что была эпоха титанов, так ещё и средний уровень был очень высоким. А в наши дни человек, способный писать на уровне хотя бы второго ряда того времени, уже считается выдающимся писателем.

Ещё, пожалуй, меня несколько заинтриговал Слаповский со своей «Неизвестностью», всё же Слаповский достаточно непредсказуем (опять же, по скромным меркам современной русской литературы) и от него можно ждать сюрприза. К тому же аннотация обещает «большой русский роман», а я всегда с большим интересом (и ещё большим сочувствием) отношусь к попыткам написать что-то такое масштабно-историческое. Просто я считаю, настоящий писатель должен ставить перед собой большие цели. Любить - так королеву, воровать – так миллион, писать – так большой русский роман. Правда, все такие попытки за последние годы оборачивались либо провалом, либо чем-то очень и очень странным (хороший пример «Свечка» Золотухи – роман мощный и замечательный, но настолько громоздкий и так безудержно расползающийся во все стороны, что напоминает жертву биологического эксперимента из фильма ужасов категории Б).

Из «Тайного года» Михаил Гиголашвили я прочитал ознакомительный отрывок на литресе. Честно говоря, впечатления не ахти. Историю пребывания Ивана Грозного в Александровской слободе Гиголашвили превратил в бурлеск, диковатый паноптикум, в котором московский самодержец примиряет личины чудовища, страдальца, комедианта, юродивого, политика – и всё это последовательно, параллельно, а иногда и последовательно-параллельно. Вообще-то, попытка проникнуть в душу тирана и вскрыть саму суть тирании, объяснить, почему один человек может свободно издеваться над сотнями тысяч людей, мучать, пытать и убивать, а в ответ пользоваться всеобщим почитанием и обожанием, вышла вполне удачной. Но сам текст, к сожалению, больше напоминает гигантский анекдот или памфлет, что сильно портит впечатление. К тому же для понимания того, что хотел сказать автор, мне хватило и ознакомительного отрывка, так что весь текст читать не обязательно. Тем более что финал, что называется, немного предсказуем. Впрочем, дочитать роман мне бы всё-таки хотелось, ну а вдруг на этот раз Айвен Зе Террибл осуществит свою великую тайную мечту – уплывёт в Англию и женится на тамошней королеве. Хорошая, кстати, могла бы версия альтернативной истории получиться.

Тут, кстати, мой внутренний Капитан Очевидность обращает внимание на то, сколь много в шорт-листе «Большой книги» исторических произведений. В списке аж целых две биографии – Ленина и Катаева, которые удачно обрамляют отчасти биографического «Номаха» (стоит напомнить, что батька Махно сочетал в себе таланты политика, воина и поэта, и если описать его одной формулой, получится что-то вроде: Махно=Ленин+Буденный+Савинков). Сюда же можно добавить «Тайный год», «Соколиный рубеж» Сергея Самсонова (согласно аннотации повествует о противостоянии двух лётчиков-асов во Второй мировой войне). К историческим можно было бы отнести и «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина, но всё-таки поздний СССР не до конца ещё погрузился под воду реки Леты, так что буду считать «Город Брежнев» за полуисторический текст. Итого у меня получается пять с половиной из девяти. Действие остальных книг, судя по аннотациям, либо целиком разворачивается в новейшее время, либо к этому времени плавно приближается, как «Неизвестность» Слаповского.

Впрочем, должен признаться, что меня удивляет не то, сколько писателей погружаются в историю, а то, что ещё остаются люди, которым интересно писать про современную Россию, и таких писателей достаточно много. У нас тут какая-то немного странная ситуация получается – вроде бы и темы есть, и материала не просто много, а очень-очень-очень много (за что отдельно стоит поблагодарить интернет: форумы, соцсети, площадки типа «яплакал» и башорг), только вот за какую тему не возьмись, она как-то расползается под пальцами и чаще всего сводится либо к мрачной чернухе, либо уходит в область «крайней битвы чекистов с масонами». Ну и после этого только и остаётся, что уходить в историю, благо там и краски ярче, и люди мощнее (или они кажутся таковыми по причине искажающей масштабы хронооптики), и, самое главное, идеи пока ещё свежи и не затрёпаны до полного морального износа. Спор между, например, марксистом и монархистом интересен в годах, допустим, десятых двадцатого века, интересен в двадцатых годах, невозможен в тридцатых, после войны возможен в специфических условиях (см. «В круге первом» Солженицына, да и там уже проявляется некоторая схоластичность этого спора), дальше споры возможны, но они уже носят совсем уж отвлечённый характер. Ну а в наше время идейные столкновения и вовсе либо невозможны, либо неинтересны, потому что во-первых, все аргументы уже сформулированы и собеседникам в таком споре, если бы он вдруг произошёл, оставалось бы лишь перебрасываться ссылками на те или иные работы из прошлого. Во-вторых, сейчас и пространства для дискуссий нет, а те, кто всё же пытаются высказаться по какому-либо идеологическому вопросу, выступают перед аудиторией своих единомышленников. А раз нет возможностей для идейного противоборства, то и конфликта нет, а нет конфликта – нет и сюжета, и произведение расползается.

Другая же причина того, что российская литература испытывает проблемы с отображением современности, мне видится в том, что у нас собственно этой самой «современности» практически не видно. Есть плач по уходящей натуре у новых реалистов и старых традиционалистов (хотя плач этот уже заметно вторичен по сравнению с «деревенщиками»), есть разнообразные идеи о том, какую модель из прошлого нам вытащить, чтобы обустроить Россию (как вариант той же темы – на каком этапе развития свернули не туда и как могло бы здорово получиться, если бы свернули туда куда нужно), есть всё те же битвы чекистов с масонами, либо вполне искренние, либо иронично поданные, но одинаково скучные (хотя тут даже у Пелевина начинаются сбои, видно, насколько ему обрыдло реальное настоящее и как он ободряется, когда речь заходит о прошлом, будущем или об альтернативном настоящем)… Особенно хорошо заметно отсутствие образа современности в российской литературе при сравнении с литературой переводной. Там, правда, тоже с современностью дела обстоят не слишком здорово… вернее, даже не так – там литература пытается работать с современностью, но не всегда получается, и есть такое ощущение, что писатели сами не очень-то понимают наш дивный новый мир и как с этим самым миром обращаться. Но они хотя бы пытаются, а не повторяют по 100500 разу все те же аргументы.

Ладно, достаточно об этом. Состояние современной российской литературы – не самая приятная тема для обсуждения. К тому же не стоит забывать, что и в литературе бывают годы урожайный и неурожайные. В этом году в литературных премиях дела обстоят как-то не очень здорово, но до этого были года лучше, есть надежда, что в следующем году появится что-нибудь этакое, что прям немедленно бежать и читать.

PS Да, и к слову о списках того, что надо бежать и читать. Тут на постнауке выложили краткий гид по книгам Мишеля Фуко.
https://postnauka.ru/lists/78020

Так вот, если есть время и силы на чтение (а Фуко не простой автор, это стоит иметь в виду), то лучше направить их в эту сторону. От прочтения любой из книг Фуко толка, смысла и понимания больше, чем от любой книги в шорт-листе премии «Большая книга».
linkReply

Comments:
[User Picture]From: elven_gypsy
2017-07-11 08:39 am (UTC)
Они-то пытаются, но они тоже, по-моему, не понимают, что у нас за мир получился и куда мы теперь с ним пойдем.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: razbol
2017-08-05 02:07 pm (UTC)
Цинику от циника поздравление с днём рождения и пожелание ворчать и далее!
(Reply) (Thread)