?

Log in

No account? Create an account
Навстречу юбилею – 2. Учредительное собрание и советы. - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Навстречу юбилею – 2. Учредительное собрание и советы. [Nov. 2nd, 2017|02:11 am]
olnigami
[Tags|]

Ещё одна интересная тема, связанная с Октябрём 17-го и его последствиями, – Учредительное собрание. Вот только представьте себе. Вовсю идёт война, которая всем уже надоела до колик, но заканчивать её всё-таки как-то надо. Несколько месяцев назад рухнула 300-летняя империя Романовых, только что испарилось собранное с бору по сосенке Временное правительство. Кругом раздрай, мятежи, убийства офицеров, грабёж усадеб, митинги, дезертиры, матросы, перевязанные пулемётными лентами. Государственные учреждения в растерянности. Все пытаются понять, что творится в столицах, и никто ничего не понимает (впрочем, как и в самих столицах). На страну явно надвигается голод, разрушение транспортной инфраструктуры и экономический коллапс. И в этих условиях проводятся выборы! Там, где их удалось провести, понятное дело. И депутаты едут в Петроград! И собираются в Таврическом дворце! В начале января 1918, в одну из страшных голодных послереволюционных зим. И спорят о политическом устройстве страны, и даже успевают принять некоторое количество законов.

Есть в этой картине нечто одновременно и величественное, и сюрреалистичное. Последняя безнадёжная попытка организоваться на общественных началах, договориться между собой и создать фундамент для строительства нового государства. Результат – полный провал, жёсткий конфликт, окончательное размежевание, разгон и как следствие постепенный переход к однопартийной диктатуре. При том, что большинство депутатов составляли эсеры, большевики ведь тоже были представлены немалой группой, но к тому времени разногласия достигли такой степени, что бывшие союзники никак не могли договориться. Но ведь всё-таки была попытка, была!

Потом часть депутатов пыталась заново организоваться на Урале и в Сибири, но адмирал Колчак разогнал и их тоже, фактически закончив ту работу, которую начал Ленин («белые» и «красные» вообще порой поступали на удивление схожим образом). В википедии, кстати, есть страница с перечнем депутатов Учредительного собрания, и у многих из них (увы, не у всех) есть в свою очередь отдельные страницы, стоит почитать, посмотреть на то, как потом сложились судьбы. В дате смерти часто обнаруживается 1937 или 38 год, что понятно, но это отнюдь не всеобщее правило.

Кстати, интересно, что Керенский после бегства из Зимнего дворца скрывался в деревне под Петроградом в ожидании Учредительного собрания, а в день открытия приехал в город и даже собирался выступить на заседании, но понял, что ничего путного из этого не выйдет. Тоже вот нечто из серии «величественно и безумно», непонятно даже, на что он рассчитывал. А ведь серьёзно готовился, писал речь… Впрочем, Керенский тоже был идеалистом и фантазёром, как очень многие в те годы. И опять же, как очень многие, некоторое время жил по инерции, не осознавая, что политический климат изменился, и в этом климате не в состоянии выжить целые сословия, тысячи и сотни тысяч людей.

Другой момент, тоже отчасти связанный с Учредительным собранием, – советы рабочих и солдатских депутатов. Всевозможные советы тогда создавались повсеместно, удивительно, как людям вдруг понравилось избирать и быть избранными, заседать, голосовать, спорить, решать… Вот ведь тоже к знаменитому и многократно обсуждавшемуся вопросу: что будет, если дать русскому человеку возможность самому свободно решать свою судьбу и судьбу общества? В случае с историей столетней давности картина выходит нерадостная. Советы удивительно быстро радикализовались и двинулись в сторону большевизма. При этом при довольно таки аморфной структуре и множестве разногласий советы, тем не менее, потихоньку перетаскивали себе всё больше полномочий у Временного правительства (впрочем, там разброда и шатания было ничуть не меньше, а, может, и побольше), так что насчёт эффективности такой формы общественной организации тоже не всё так просто.

К слову тут стоит вспомнить споры о попытке военного переворота генерала Корнилова. Можно много рассуждать о том, следовало ли ему проявить большую напористость и последовательность, мог бы переворот увенчаться успехом или нет. Но в реальности ситуация упиралась как раз в эти самые солдатские советы – без их согласия рядовые солдаты не стали бы выполнять приказы офицеров. В преданности самих офицеров сомнений не было, а вот солдат, преданных лично Корнилову, было слишком мало.

Так что история советов того времени ясно показывает: кто контролирует низовой состав, тот контролирует ситуацию в целом. На одних только офицерах дело не справишь, и в последующем история добровольческого движения это правило подтвердила в полной мере. Если бы не восставшее казачество, отряды добровольцев-офицеров разгромили бы ещё в 1918 году, и не было бы никакого Южного фронта.

Что интересно, тот исторический урок о возможностях и последствиях низовой самоорганизации все последующие власти СССР и РФ выучили на твёрдую пятёрку. Уже во время гражданской войны советы начали распускать под предлогом военного времени и необходимости установления централизованной власти, потом старались не допускать в советы неугодные элементы. В результате советы стали чистой фикцией, полностью подконтрольной партийной вертикали.

После крушения СССР вопрос о советах и вовсе был решён самым радикальным образом. И, кстати говоря, мне кажется, что напряжение между правительством и Верховным советом, окончившееся военными столкновениями, во многом и определялось тем, что и те, и другие слишком хорошо помнили, как однажды советам удалось взять власть в свои руки. И впоследствии исполнительная власть всё жестче контролировала выборы в законодательные органы на всех уровнях, исходя ровно из той же логики, что и коммунисты в двадцатые годы – не допустить проникновения во власть неугодных и опасных элементов. Тогда в роли таковых элементов выступали буржуазия, кулаки и агенты иностранных разведок, в наше время – криминалитет, но в результате что тогда, что сейчас законодательная власть была фактически поставлена под контроль власти исполнительной и превратилась в декорацию.

Полагаю, что и сейчас действия власти по контролю за попытками общественной самоорганизации, во многом связано с большой исторической травмой. Однажды независимые народные самоорганизовавшиеся структуры действительно взяли власть в свои руки, и с тех пор это стало кошмаром для наших элит, таким вот «никогда больше». Причём для всех элит, и провластных, и оппозиционных, все боятся массовой самоорганизации.

Ещё в связи с солдатскими советами стоит упомянуть отдельную мрачную тему конфликта между солдатами и офицерами, вылившегося в кровавые расправы над офицерами. Что затем во многом поспособствовало формированию добровольческого движения, состоящего в основном из офицеров. Понятно, что конфликт вырос из военного времени, когда солдатам офицеры зачастую казались куда более опасными врагами, чем такие же простые люди, сидящие в траншеях по другую сторону фронта. Понятно, что армия базировалась на строгом делении между офицерами и солдатами, проявлявшемся во всех областях жизнеустройства, что солдатам смертельно надоела война, что они отчаянно хотели домой, ну и так далее, и так далее. Но всё равно та ненависть, которая выхлестнулась наружу в те дни, производит страшное впечатление.

Потом Красная армия быстро (и порой жестоко, вплоть до массовых расстрелов) ликвидировала солдатскую вольницу и солдатские комитеты, затем как-то потихоньку сама собой восстановилась разница между рядовыми и офицерами, да, собственно и само наименование «офицеры» вернулось безо всякого сопротивления. А позднесоветская армия возродила и традицию презрительного отношения к рядовым, так что опять всё вернулось на круги своя, хотя и в несколько изменённом виде.

Возвращаясь же к теме Учредительного Собрания – проблема создания представительного органа, обладающего законодательной или даже, шире говоря, правоустанавливающей функции – это важная и большая проблема новой российской истории. Такой орган или систему таких органов несколько раз пытались создать, но всё время что-нибудь шло не так. Так что тут можно либо пессимистично сказать, что российское общество чуждо парламентаризму и отвергает любые формы представительства и самоорганизации, либо, напротив, оптимистично воскликнуть, что есть, есть нужда в свободных выборах, есть стремление к самоорганизации, раз уж общество регулярно возвращается к этой идее, стоит только немного ослабнуть механизму подавления. Ну и понятно, что каждый волен выбирать между пессимистическим и оптимистическим взглядами.

Предыдущая часть:

Навстречу юбилею-1. Звезда и смерть русского социализма.
https://olnigami.livejournal.com/323778.html#cutid1
linkReply

Comments:
[User Picture]From: andrey_zorin
2017-11-02 07:00 am (UTC)
==но адмирал Колчак разогнал и их тоже
Милота. А ещё чуть-чуть их арестовал и немножко их поубивал.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: fortunatus
2017-11-02 08:05 am (UTC)
Советы не были инициативой снизу. Как правило, сначала образовывался Исполнительный комитет (из профессиональных политиков левого крыла), которой и проводил выборы в Совет. Например, самый первый (Петроградский) Совет сложился на основе Центрального военно-промышленного комитета (созданной ещё при царе площадки для переговоров промышленников, чиновников и профсоюзников), из его профсоюзой части. В собственно Совете сидели в основном малограмотные люди, что превращало его в послушную исполкому машину для голосования. Реальной советской властью были исполкомы.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2017-11-03 12:52 am (UTC)
Спасибо, интересный момент. Я на самом деле слабо представляю себе процесс формирования советов. В тех воспоминаниях, что я читал, советы появлялись как бы сами по себе, как неуправляемая грозная стихия. Надо бы мне и другие источники почитать.
(Reply) (Parent) (Thread)