?

Log in

No account? Create an account
Мой первый фанфик - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Мой первый фанфик [Oct. 25th, 2006|12:52 am]
olnigami
[Tags|]

la_cruz в комментариях по поводу фанфиков о Гарри Поттере выразила желание почитать фанфик с пейрингом Гермиона/домашний эльф. Идея меня заинтересовала, и я написал на эту тему небольшой текстик под названием "Неожиданное знакомство".


Гарри, Рон и Гермиона шли гуськом по длинному коридору в подвале Хогвартса. В мерцающем свете факелов коридор казался неприятно зловещим. Впереди, в нескольких шагах, мелькала спина Добби, который вытащил их троих из библиотеки, пообещав показать какой-то потрясающий сюрприз.
- Мы уже полчаса топаем, Гарри, – негромко проворчал Рон, – а никакого сюрприза я пока что не вижу. Может, Добби решил над нами подшутить? Или может, еще что похуже сделать…
Гарри вздохнул. Путешествие по подвалам и так уже ему надоело, а тут еще и Рон с его замечаниями. Гарри уже хотел ответить Рону резкой отповедью, но тут, по счастью, в разговор вмешалась Гермиона.
- Не вредничай, Рон, – строго сказала она. – Какие полчаса? Еще даже десяти минут не прошло. И ты не имеешь права обвинять Добби после всего, что он сделал для Гарри.
– Ага, ага, – насмешливо возразил Рон, - если я начну вспоминать все, что Добби сделал Гарри…
– Ты плохо относишься к нему только потому, что он – домовой эльф, – судя по тону, Гермиона начала раздражаться. – Это просто несправедливо. У эльфов такие же права, как и у нас. И кстати, – в ее голосе прорезались ехидные нотки, – когда Добби показывал нам путь на кухню, ты проявил к нему гораздо больше доверия…
Рон обиженно засопел, но промолчал.
Еще несколько минут они шли в полном молчании. Но вот Добби остановился на очередном пересечении коридоров и недоуменно закрутил головой по сторонам.
– Что такое, Добби? – участливо спросил подошедший Гарри.
– Он должен быть здесь, он обязательно должен быть здесь, – Добби несколько раз крутанулся вокруг своей оси, потом подскочил к Гарри и забормотал:
– Он должен был ждать здесь, обязательно должен был ждать. Неужели Добби опять подвел Гарри Поттераа? Плохой, плохой Добби…
– Может быть, ты перепутал коридоры? – спросил Гарри.
– А кто должен был нас ждать? – поинтересовалась Гермиона, опасливо посматривавшая в боковой коридор, где факелы висели еще реже, чем в основном.
И тут откуда-то из темноты, куда не доставал свет факелов, прозвучал негромкий голос :
– Добрый день, сеньоры.
– Кто здесь? – нервно спросил Гарри, а Гермиона, ойкнув, спряталась за спину Рона.
– Прошу прощения, если напугал вас, сеньоры. Просто я не хотел показывать свое лицо раньше, чем увидел ваши. Враги свободы дорого бы заплатили за то, чтобы добраться до меня. Но я вижу шрам на лбу, и я рад приветствовать мальчика-который-убил-тирана.
Произнеся эти слова, незнакомец вышел из бокового коридора и встал под факелом, так что все могли его внимательно рассмотреть. К удивлению Гарри, Рона и Гермионы напугавший их незнакомец оказался домашним эльфом, только вот очень необычно выглядящим. Сначала Гарри подумал, что это странное ощущение, что перед ним одновременно и эльф, и не эльф, возникает из-за его одежды, ведь Гарри еще никогда не видел домашнего эльфа, одетого в брюки и куртку цвета хаки и носящего на голове лихо заломленный берет (судя по выпученным глазам Рона, он такого тоже никогда не видел). Но немного поразмыслив, Гарри понял, что дело не в одежде, точнее, не только в ней, дело в том, как этот домашний эльф держится. В нем совершенно не чувствовалось угодливого подобострастия, столь раздражавшего Гарри в других домашних эльфах, особенно в Добби. Напротив, стоявший перед ними эльф держался с достоинством и смелостью. Когда Гарри посмотрел ему в глаза, то он не отвел взгляд вниз, как это обычно делал Добби, а ответил открытым и честным, хотя и чуть насмешливым взглядом.
– А, гм, простите... – странно робким голосом произнесла Гермиона. Эльф перевел на нее взгляд и тут же воскликнул:
– О, где же были мои глаза?! Здесь не только сеньоры, здесь прекрасная сеньорита, что рассеивает своей красотой подвальную тьму!
С этими словами эльф сорвал с головы берет и низко поклонился. Глаза Рона выпучились еще больше. Гермиона от удивления даже не смогла закончить фразу, что было на нее совсем не похоже.
– Но постойте-ка! – произнес эльф, распрямившись, – что это за прекрасная сеньорита, что стоит рядом с Гарри Поттером? Неужели мои поиски не оказались напрасны, и наконец пред моими очами предстала она – девочка-которая-защищает-угнетенных?
– Да-да, это она! – встрял в разговор Добби. – Это Гермиона Грейнджер!
– Не в силах передать всю радость от знакомства с Вами, сеньорита, – промолвил эльф и, легко и плавно скользнув к Гермионе, подхватил ее безвольно повисшую руку и осторожно прикоснулся к ней губами. Этот поступок вывел Гермиону из оцепенения. Она вежливо, но твердо высвободила руку из длинных пальцев эльфа и решительно заявила:
– Мне кажется, ээээ... сеньор, что наше знакомство было бы более полным, если бы Вы назвали мне свое имя.
– Оооо, карамба! – громко закричал эльф, экспрессивно взмахнув беретом, – Тысяча чертей и один маленький чертенок!! Куда делись мои манеры?! Ах, конечно, я знаю, куда они делись! Они испарились при виде столь невероятной красоты! Но все равно, все равно, я должен был представиться первым! Мое имя – Феликс, сеньорита. Команданте Феликс. Я – руководитель эльфийского Сопротивления.
– Что? – ахнули хором Гермиона и Гарри.
– Да, – горделиво подтвердил эльф Феликс, – Я – руководитель эльфийского Сопротивления. Позвольте, я расскажу вам свою историю о том, как я освободился от эксплуататоров-магов. Это произошло год назад, сеньоры. Я тогда работал у одного мага, который жил в дальней провинции Бразилии. Он очень хороший человек, сеньоры, не могу сказать про него ничего плохого, но он всегда относился к своим слугам-эльфам как к рабам, да, сеньоры, увы, но это так. Однажды я услышал звуки стрельбы недалеко от дома. Я осторожно вышел на улицу и увидел раненного маггла. Он бежал к нашему дому. За ним гнались другие магглы. Я знаю, сеньоры, да, я знаю, что маги не вмешиваются в дела магглов, да, я знаю, знаю, сеньоры, но мне стало так жалко этого беднягу! А хозяина в тот день не было дома и он не мог помешать мне. Так что я навел заклинание на тех магглов, которые гнались за раненым, а сам втащил того в дом. Другие эльфы кричали на меня: “зачем ты это делаешь? Хозяин рассердится, когда увидит!”, но я их не слушал. Я спрятал маггла в подвале, я носил ему еду и перевязывал его рану. Он сначала удивлялся и пугался при виде меня, но потом понял, что я его товарищ. Да, он меня так и называл – «товарищ Феликс». Я рассказал ему о домашних эльфах. О, как он возмущался! Он говорил, что мы должны бороться за нашу свободу, что наша слабость делает нас рабами, что мы должны восстать и сбросить иго магов-эксплуататоров. Он рассказывал мне про Фиделя Кастро и Че Геварру, о великих борцах за свободу трудового народа! Клянусь, сеньоры, когда я слышал его слова, то кровь кипела во мне, возмущение против эксплуататоров жгло мою душу! Я хочу бороться и умереть в борьбе, как великий Че! Я готов отдать жизнь за дело освобождения домашних эльфов! Потом этот маггл выздоровел и ушел, вернулся к своим товарищам. На прощание он подарил мне этот берет и сказал, что теперь я свободен. Я ушел от своего хозяина, ушел в джунгли. У меня бльше не было дома, но зато была свобода. Но, увы, никто из эльфов не пошел за мной. Я призывал их, я уговаривал, но нет, никто… никто из них…
Феликс горестно вздохнул, и его острые уши поникли.
– Я не мог больше жить со своим народом, – продолжил он проникновенным грустным голосом. – Никто не хотел со мной разговаривать. Все предпочитали оставаться рабами, чем быть свободными Я остался один, совсем один…
Феликс опустил голову еще ниже. Добби робко тронул его за рукав и тихо сказал:
– Но, Феликс… то есть команданте Феликс, ты ведь теперь не один.
– Да, это так, – радостно воскликнул Феликс, резко распрямляясь. – Я случайно узнал, что здесь, в Англии, есть эльф, борющийся против тирании, и я поспешил сюда. Я пересек океан, о, сколько препятствий я преодолел, чтобы увидеть своего товарища по борьбе! И что же я узнал от него? Я узнал, что здесь, в Хогвартсе, учиться девушка, которой небезразлична судьба эльфов, которая видит в нас не жалких рабов, а равных существ! Она не побоялась бросить вызов обществу безжалостных кровопийц. Она рискнула всем ради слабых и угнетенных, потому что для нее нет ничего важнее свободы, так же, как и для меня. И вот мои мечты сбылись. Я встретил ее. И она оказалась не только верным товарищем, но и самой прекрасной девушкой на Земле!
С этими словами Феликс галантно поклонился. Гермиона зарделась. В течении всего рассказа она не отрываясь смотрела на Феликса и с восхищением ловила каждое его слово. Гарри с легким испугом подумал, что никогда еще не видел на ее лице такого счастливого выражения.
– Но я думаю, сеньоры, нам не стоит слишком долго оставаться в этом коридоре, – заметил Феликс, тревожно озираясь. – Нас здесь могут заметить враги свободы. Я предлагаю найти какое-нибудь тихое, уединенное место, где мы могли бы спокойно обсудить наши дальнейшие планы по освобождению угнетенных масс.
– Да-да, конечно, - спохватилась Гермиона, – я знаю одно такое место. Там будет совершенно спокойно, уверяю Вас, команданте.
– Что ж, в путь. Пусть свобода станет нашей путеводной нитью, а героизм и самопожертвование – нашим компасом.
С этими загадочными словами он подхватил Гермиону под локоть и они вместе, бок о бок, пошли по коридору; за ними быстро семенил довольный удавшимся сюрпризом Добби. Гарри проводил их обалделым взглядом, потом повернулся к Рону, который так и простоял молча, с выпученными глазами, все то время, пока Феликс рассказывал свою историю.
– Ээээ.. Рон, - осторожно начал Гарри.
– Гарри, – в ответ слабо проговорил, почти простонал Рон, – Гарри…
– Что с тобой? – встревожено спросил Гарри.
– Она никогда…. никогда не смотрела на меня так… так…, – Рон замолчал, не в силах подобрать нужное слово. Гарри сочувственно вздохнул и осторожно заметил:
– Но ведь и ты никогда не называл ее самой прекрасной девушкой на Земле. Может, стоило попробовать?
– Так ведь она не самая прекрасная девушка на Земле, – удивленно возразил Рон. – Флёр – гораздо красивее.
У Гарри от этих слов отвисла челюсть. Он посмотрел на Рона, попытался что-то сказать, но потом просто безнадежно махнул рукой, повернулся и быстро пошел по коридору вслед за Гермионой и эльфами. Рон устремился за ним, бормоча на ходу:
– Да что я такого сказал, а? Что такого сказал?
linkReply

Comments:
[User Picture]From: la_cruz
2006-10-24 08:56 pm (UTC)
Какая прелесть! Даже не думала, что моя вскользь брошенная идея принесет такой вкусный плод.

– Так ведь она не самая прекрасная девушка на Земле, – удивленно возразил Рон. – Флёр – гораздо красивее.

Настоящая мужская логика! Респект автору! (очень смеялась)

А почему Феликс? Я лично знаю только одного борца за, хм, свободу с таким ником... pardon, именем.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2006-10-26 06:12 pm (UTC)
>А почему Феликс?
Сначала он был Фиделем. Но потом я решил, что это как-то уж чересчур, а никакого другого имени, кроме Феликс, не придумалось. Может быть его стоило назвать Симми - в честь Симона Боливара и по аналогии с Добби. Но как всегда, хорошая мысль приходит уже после того, как текст написан.
(Reply) (Parent) (Thread)