olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Притча

Все забываю написать, я ведь перед майскими праздниками ездил на конференцию в Питер. Было интересно, как и всегда. Приезжал пастор Кен Ортиз, говорил по притче о блудном сыне. Ничего нового, конечно, не сказал, да и что там нового скажешь, но это как раз тот случай, когда важны не сами слова, а личность проповедника, которая придает мощи стократно слышанным вещам. Пастор Кен вошел в «меру полного возраста Христова», чего достигает далеко не каждый христианин, да и не каждый служитель тоже, хотя и далось ему это не легко, что понятно. Быть пастором большой церкви, известным не только внутри своей деноминации, но и по всей стране, задача не из легких. Споры, расколы, обвинения от внешних, сплетни за спиной от своих (как Кен заметил «меня порой в таком обвиняли, что мне даже и в голову никогда не приходило, даже обидно – насколько у других людей богаче фантазия, чем у меня»), регулярные приступы тягучей ненависти к собственным прихожанам (он об этом, конечно, с иронией вспоминает, но видно, сколько боли за этой иронией прячется).

Такое служение – это болезненный опыт, но зато и результат потрясающий – редко можно увидеть человека, который настолько приблизился бы к образу Божьему. Сам Кен, правда, смело (ну то есть смиренно, конечно, но в христианстве смирение и есть смелость) заявляет, что чем больше он узнает о Божьей любви, тем большим грешником себя чувствует и что сейчас он уже готов поспорит с апостолом Павлом за почетное звание «первого (в смысле «величайшего») из грешников».

Конечно же, за все он благодарил Христа, говоря что по плоти, без Христа, все церковные служители подобны старшему брату из той самой притчи – готовы судить, убивать, проклинать и при этом считаем себя праведными и чуть ли не святыми (мы вообще-то и со Христом очень часто ухитряемся то же самое делать, увы). А Бог хочет, чтобы мы были такими как отец из притчи, чтобы умели прощать, искренне, от глубины сердца. Хотя вот не знаю – конечно, хотелось бы достичь таких вершин, но так вот посмотришь, послушаешь и страшно становится, когда понимаешь, насколько тяжелым и болезненным будет этот процесс. Хочется ведь чтобы было просто – помолился, попостился (немного), нашел необременительное служение и все, вуаля, стяжал Духа Святого. А в жизни-то так не бывает, в жизни надо пахать, да не просто пахать, а под постоянными атаками и чужих, и, что еще обиднее, своих, при этом еще надо не забывать постоянно смирять себя (духовная гордыня штука коварная, прилипает запросто, а вот отдирать ее от себя приходится потом с кровью).

А потом, да, как же – еще ведь придется избавиться от стольких привычек... да чего там, прямо скажу – от зависимостей, въевшихся в душу. Достаточно просто подняться с кресла и посмотреть вокруг – столько всего обнаруживается такого, с чем страшно расстаться, столько такого, что приносит одни проблемы и с чем в то же время ну никак невозможно расстаться... и все, благой порыв утихает, начиная, вознесшиеся мощно, теряют имя действия и все остается так же, как и прежде. «Сигареты в руках, чай на столе и нам становится страшно всё это менять». Угу, так оно и есть.
Tags: Вера, Конференция
Subscribe

  • О книге Екклесиаста, тезисно

    Записал несколько мыслей, пришедших в голову во время перечитывания книги Екклесиаста. Об этой книге можно сказать очень много, и те мысли, что я…

  • Человек, разоблачавший травлю

    Дописал я всё-таки обещанный текст о Рене Жираре. Хотел разместить его на сайте журнала «Контрабанда», но с сайтом что-то произошло, и не знаю,…

  • О бюрократических традициях

    «Однозначно воспринимали власти постройку изб, которые опознавались как «храмины, построенные к сожжению себя»… В одном из законов, вошедших в ПСЗ,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment