?

Log in

No account? Create an account
"Скорбь Сатаны" М. Корелли - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

"Скорбь Сатаны" М. Корелли [Jul. 4th, 2010|06:11 pm]
olnigami
[Tags|]

Прочитал тут замечательную совершенно вещь – называется «Скорбь Сатаны», повествует о том, как сатана пытается завладеть душой молодого писателя, в lib.ru оно числится под авторством Брэма Стокера, великого и ужасного, но знающие люди уверяют, что на самом деле Стокер там и близко не лежал, а книгу написала Мария Корелли, очень известная христианская писательница викторианской эпохи. Похоже, оно действительно так и есть, потому что в повести одна из героинь – популярная среди простых людей и ненавистная литературным критикам писательница, умная, красивая, скромная и т. д. и т. п. (перечень добродетелей на две страницы); она сияет ослепительным бриллиантом на фоне развращенной и продавшейся сатане английской аристократии. Такое ощущение, что во всей Англии осталось лишь два честных человека – христианская писательница и принц Уэльский, который в повести без обиняков именуется «гениальнейшим». Да что там говорить – даже сам сатана, попытавшись совратить ее, был вынужден отступить перед сиянием добродетели, поцеловал ей на прощание руку и сказал: «уж с Вами-то мы точно никогда не встретимся». Надо сказать, я на примере русской фентези и фантастики привык к тому, что христианские писатели и особенно писательницы обладают сверхзавышенным ЧСВ, но однако даже они ни в какое сравнение не идут с этой самой Марией Корелли (и здесь англичане русских превзошли, однако).

Возвращаясь собственно к повести – сатана в ней изображен настолько романтичным, я бы даже сказал, беспредельно романтичным, что Онегин с Печориным удавились бы от зависти. Выведен он в образе князя Лючио, который, естественно, дьявольски красив, дьявольски богат, дьявольски изящен, ну и так далее, и так далее. При этом он постоянно намекает на то, кто он такой есть на самом деле и ведет себя так эмоционально, как будто он – эмо-школьник, а не древний дух зла.

« - Я извиняю вас, - сказал я смеясь. - Прости мне, Господи, мое безумное, слепое высокомерие, - я все извиняю ради вашего голоса, и не льщу вам, Лючио, но вы поете как ангел.
- Не делайте невозможных сравнений, - возразил он. - Разве вы когда-нибудь слышали поющего ангела?
- Да! - ответил я, улыбаясь, - я слышал сегодня вечером.
Он смертельно побледнел.
- Очень ясный комплимент, - сказал он, принужденно смеясь, и вдруг резким движением опустил окно кареты, хотя ночь была очень холодная.»


И вот так на всем протяжении текста – то бледнеет, то краснеет, то говорит растрогано, то непрошенная слеза выступает на глазах. Не Воланд, отнюдь.

При этом князь Лючио постоянно произносит гневные проповеди (я по другому этого не назову) о недостойности и греховности человечества, только если у булгаковского Воланда такие высказывание звучали хлестко и остроумно, то у Лючио это такие серьезные, напыщенные речи, которые делают его похожим на викторианского проповедника. А уж когда он смело рассказывает своему протеже о том, что Господь сошел с Небес, чтобы искупить человечество и даже это не помогло, сходство становится близким до неприличия; мне кажется, автор, сама того не желая, сослужила дурную службу священникам и проповедникам.

Особенно яростно князь Лючио нападает на следующих лиц
- аристократию и высший свет – все они развращенные, растленные, думающие только о богатстве;
- продажных журналистов, издателей и критиков – с перечнем конкретных имен, и очень мило выглядят авторские примечания, что в ее распоряжении есть документы, подтверждающие все изложенные сатаной обвинения. Ну разве она не прелестна?
- авторов «дамских романов» и «современной литературы», которые развращают невинных читателей и особенно читательниц; в повести имеется драматичнейший рассказ о том, как чтение неправильных книг погубило душу одной из героинь.
Таким образом, сатана и христианская писательница демонстрируют трогательное единодушие в распознавании и обличении общественных пороков.

Подводя итог - повесть мне очень понравилась, хотя завышенное ЧСВ авторши местами и раздражает, а описание сатаны как романтического героя несколько удивляет, и описание его мотиваций... ммм... богословски довольно сомнительно, зато в остальном все очень-очень правильно, строго и душеполезно как и положено чопорному викторианскому роману.

PS А еще мне подумалось – вот интересно, Роулинг читала «Скорбь Сатаны»? Как-то вот образ князя Лючио – красивого, элегантного, холодного и циничного очень напоминает образ Люциуса Малфоя.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: soyka62
2010-07-04 02:54 pm (UTC)
мне кажется, такая трактовка образа очень интересна, скорее не всего образа, а одной из его граней. ведь откровенно безобразное и отвратительное привлечёт к себе разве извращенца. Сатане же нужно быть привлекательным также для человека нежного и тонкого, образованного, ценящего хорошую музыку ну и так далее)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2010-07-04 06:30 pm (UTC)
В этом романе сатана действительно очень привлекателен, и героя к нему тянет, только изредка он что-то видитнеприятное в своем друге князе, но тут же об этом забывает.
К тому же этот князь психологически грамотно действует: он все время говорит о себе отрицательные вещи, так что герой воспринимает его поведение как маску цинизма, за которой прячется ранимый, несчастный и добрый человек.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: soyka62
2010-07-04 06:52 pm (UTC)
почти два года назад специально для себя записала цитату из одного фильма про голливудскую жизнь: "Когда в аду не останется места,и дьявол явится на Землю, он будет играть калек и всех очаровывать." каждого очаровывают тем образом, на который он более падок, и чаще всего это положительный образ. когда мечту подают на тарелочке, здесь не помогают не ум, ни осторожность. кстати, сегодня многие говорят о себе именно отрицательные вещи. симптоматично, правда?))
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2010-07-04 09:31 pm (UTC)
Да уж.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: skazochniki
2010-07-06 07:28 pm (UTC)
"...образ князя Лючио – красивого, элегантного, холодного и циничного очень напоминает образ Люциуса Малфоя."

Да это просто распространенный образ гламурного злодея. Особенно популярен у женщин-писательниц.
Даже мы им пользовались. :)))
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2010-07-07 07:55 am (UTC)
Понятно, что распространенный, но я на совпадение имен обратил внимание, хотя это, конечно, ничего не доказывает.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: skazochniki
2010-07-10 09:29 am (UTC)
Ну, обе писательницы воспользовались производным от имени Люцифер. Типа толстый такой намек. :)
(Reply) (Parent) (Thread)