?

Log in

No account? Create an account
Излечение от алкоголизма по методу доктора Атоса - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Излечение от алкоголизма по методу доктора Атоса [Sep. 8th, 2010|08:50 pm]
olnigami
[Tags|, ]

С годами начинаешь по-другому смотреть на героев книг, прочитанных в детстве. Я это особенно остро ощутил на примере Атоса. В детстве и юности он казался таким романтическим героем – благородным, печальным, с загадочным прошлым, все как положено. А вот потом, когда я начал лучше понимать смысл финала романа с казнью миледи, вот тут-то я начал Атоса понимать гораздо лучше. Ведь по сути эпизод с судом и казнью миледи – это самая настоящая психодрама, задуманная и поставленная Атосом для самоизлечения от депрессии и алкоголизма. То, что для такого излечения потребовалось не символически, а реально убить человека, Атоса не остановило. Впрочем, у него в данной ситуации было оправдание – миледи все равно рано или поздно достала бы д’Артаньяна, так что получается – Атос спасал не только себя, но и своего друга.

К сожалению, Дюма не стал подробно расписывать, что произошло между Атосом и его женой на той злосчастной охоте и как будущей миледи Винтер удалось ускользнуть из веревочной петли. Мы знаем, что для Атоса эти воспоминания мучительны и непереносимы. Еще мы знаем, благодаря сцене в трактире, что безжалостная и коварная миледи боится Атоса так, как не боится даже кардинала Ришелье, боится до дрожи, до паралича. Похоже, тогда она увидела в Атосе что-то такое, что он старается никому и никогда не показывать. Романтичный, наивный влюбленный юноша у нее на глазах превратился в жестокого зверя, отдавшего приказ повесить ту, которую он обещал любить вечно.

А сам Атос – понятно, что его как человека умного, самолюбивого и сдержанного правда о жене страшно потрясла. Его не просто обманули, его обманули перед лицом слуг, друзей, соседей; его красивый, благородный поступок – женитьба на девушки из «простых» - обернулся гнусным, издевательским фарсом. Но думается мне, не только это терзало душу графа-мушкетера, не меньший стыд он испытывал при мысли о том, что в той ситуации он потерял контроль над собой и поступил худшим из возможных способов, и тем самым дважды «потерял лицо».

Как должен был поступить Атос, обнаружив клеймо на плече своей жены? Он должен был провести расследование, узнать ее историю, собрать свидетелей обвинения против нее. Затем организовать неофициальное судебное заседание, на котором четко и ясно доказать, что обвиняемая есть воплощение коварства, лжи и подлости, что она воспользовалась благородством и влюбленностью графа, обманула его и за свои прегрешения она несомненно заслуживает смертной казни. Желательно при этом добиться раскаяния подсудимой «в прахе и пепле», но в любом случае, раскаятся она или нет, перед эшафотом обязательно надо громко, перед всей аудиторией сказать ей грустным, благородным голосом «прощаю зло, которое Вы мне причинили», и только после этого – повесить!!

Но юный граф де Ла Фер ничего этого не сделал, он настолько разозлился, что приказал вздернуть ее на дереве тут же, и тем самым упустил единственный возможный шанс восстановить свое доброе имя перед лицом света и, что гораздо важнее, перед самим собой. Надломленный этим двойным ударом, он поступает в полк мушкетеров, где ищет смерти на дуэли, в бою или от перепоя.

Неожиданно провидение дает ему еще один шанс, который Атос упускать не намерен. Он мог бы заколоть миледи еще в трактире, но вот так, тихо, быстро и без свидетелей, он ее уже один раз убивал – не помогло. Нет, теперь ему нужна торжественная церемония – суд, приговор, казнь; нужны свидетели, нужен палач. Все должно быть как можно более похоже на королевский суд, который, как известно, есть образ суда небесного.

Атос тщательно готовит сцену. Сыграть трагедию можно будет только один раз. Никаких репетиций, никаких заранее расписанных ролей, все держится только на воле режиссера и его уверенности в том, что его друзья поддержат его замысел и сыграют то, что он хочет. Но Атос в этой трагедии не только режиссер и актер – он одновременно еще и психотерапевт, и пациент; цель этой психодрамы – вернуть ему душевное равновесие, избавить от стыда за совершенную некогда двойную ошибку, вернуть самоуважение, дать пережить катарсис, который вернет его к жизни, зачеркнет прошлое и даст будущее.

Замысел смелый, что и говорить. Смелый и очень рискованный. Но решительность и хладнокровная расчетливость Атоса не подводят его, и, как это порой бывает, провидение приходит ему на помощь, помогая ему найти миледи и дополнив его спектакль еще двумя персонажами – лордом Винтером и лилльским палачом. Их обвинения окончательно формируют образ миледи как чудовища, исчадия ада, так что Атос и его друзья выступают против нее как инквизиторы, как вершители божественного правосудия, избавляющие людей от беса в человеческом облике.

И вот финальный акт – Атос, д’Артаньян и лорд Винтер благородно прощают миледи ее прегрешения (лилльский палач, конечно, не прощает - простолюдину такие жесты не положены по статусу) и отдают на казнь. Психодрама завершилась катарсисом. Атос восстановил «лицо» и перед своими друзьями и перед самим собой, избавился от терзающего его душу стыда, исцеление завершено. Теперь он может покинуть ряды мушкетеров… и бросить пить.

***

Такие вот дела. Должен сказать, чем дольше я над всем этим думал, тем меньше мне нравилось благородство Атоса. Инквизиторское оно какое-то. Доказать виновнику, что он кругом виноват и вообще исчадие ада, затем его простить… и казнить. Как бы говоря «ну ты же понимаешь, простить мы тебя простили, но правосудие должно быть совершено». Какое-то это «прощение» странное, не христианское. Очень уж напоминает «1984» Оруэлла – сначала заставить человека раскаяться и признать правоту Партии, отпустить, а затем уже окончательно забрать.

Кстати, мне кажется очень симптоматичным увлечение Стругацких «Тремя мушкетерами» и персонально Атосом. Понятно, что они восхищались смелостью, хладнокровием и умом Атоса, но что-то и от вот этого «благородства» перешло на героев Стругацких. Есть в некоторых из них жесткая решимость, готовность пожертвовать отдельным человеком или людьми для торжества «благородства», и склонность видеть себя чистыми и замечательными на фоне окружающих кровопийцев и бездарностей. Собственно и Румата в «ТББ» - во многом Атос, только Атос, вынужденный вести себя как д’Артаньян и очень от этого страдающий.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: varana
2010-09-08 08:56 pm (UTC)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2010-09-09 10:19 am (UTC)
Пролистал. Книга могла бы выйти куда лучше, если бы автор немного стилизовал ее под 17 век. А так странно смотрится - авантюристка эпохи Людовика 13 мыслит и пишет как блоггерша начала 21 века.
Да и правки сюжета, чтобы обелить образ миледи, как-то не очень честно смотрятся.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: gest
2010-09-08 10:23 pm (UTC)
Отлично!

Хотя, конечно, не могу согласиться с концовкой, про Румату-Атоса.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2010-09-09 10:23 am (UTC)
спасибо.
Насчет образа Атоса у Стругацких вообще сложно писать, потому что ну откуда у них возьмется такой образ. Их персонажи либо наши современники, либо коммунары, а Атос - "продукт иной эпохи". Но что-то атосовское все равно то там, то здесь проглядывает.
В "ТББ", пожалуй, больше всего мушкетерского, они ведь и задумывались как ироничное переложение Дюма с участием прогрессоров, потом уж вылилось в то, что вылилось. Хотя, конечно, сравнивать Румату с кем-либо из мушкетеров не совсем корректно, слишком различно происхождение и воспитание, так что я это скорее ради примера. Если бы я не в ЖЖ это выложил, а, допустим, статью для журнала писал, я бы, конечно, последние абзацы исключил.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ninaofterdingen
2010-09-09 05:13 am (UTC)
Где-то при обсуждении этого сюжета мелькало, что Атос как граф сам был высшей судебной властью в своем графстве и обращаться ещё к какому-то другому суду и перед ним оправдываться было для него немыслимо. К тому же, подумай сам, кому нужно раскаяние подсудимой в такой ситуации в сословном обществе? Она в один момент оказалась ниже любого плинтуса на социальной лестнице. Дворянки не стеснялись при лакеях купаться голыми, а тут из-за такого же по сути персонажа устраивать какие-то расследования с душевными муками? Это тоже совершенно нереально. Ну и изначально, женитьба графа на такой девушке - ни для кого, тем более для щепетильного Атоса это не выглядело как благородный и красивый поступок, до появления романтиков ещё двести лет. Это выглядело как блажь всемогущего феодала на самой грани приличий. И когда из-за этой блажи он на самом деле, серьёзно потерял честь - вот тут-то и произошел взрыв.
По-моему, он мучился и переживал ровно из противоположных чувств - что относится к миледи более серьёзно и трепетно, чем положено рыцарю времен Карла Великого и позволяет этому чувству влиять на свои поступки. Это же не Прекрасная Дама, а непонятно кто, девка с улицы.
Думаю, Дюма это понимал, всё-таки он был ближе к тому времени и много читал о нем к тому же.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2010-09-09 10:53 am (UTC)
Так Атосу суд был нужен не для того, чтобы официально казнить жену, а чтобы "сделать красиво". А то получилось, как будто он какого-то браконьера повесил, а не графиню. Неэстетично и неблагородно. Да, кстати, раскаяние было бы действительно лишним, ведь исчадия ада не раскаиваются. Наоборот, надо было бы показать, что это безнадежное, увязшее в пороке создание, и тем благороднее смотрелось бы прощение перед эшафотом. Впрочем, все это Атос во время суда на берегу прекрасно и проделал.

>>изначально, женитьба графа на такой девушке - ни для кого, тем более для щепетильного Атоса это не выглядело как благородный и красивый поступок
Да это вообще очень странный поступок, плохо вяжущийся с образом сдержанного Атоса. Разве только что счесть это бунтом против норм и правил, а может желанием хоть раз в жизни поступить по велению эмоций, а не разума.

>>По-моему, он мучился и переживал ровно из противоположных чувств - что относится к миледи более серьёзно и трепетно, чем положено рыцарю времен Карла Великого и позволяет этому чувству влиять на свои поступки.
Так я и говорю, мучался из-за того, что поступил опрометчиво, причем два раза подряд. Такой удар по самолюбию, аристократы же никогда не ошибаются))
(Reply) (Parent) (Thread)