?

Log in

No account? Create an account
Новый Пелевин - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Новый Пелевин [Dec. 17th, 2010|07:43 pm]
olnigami
[Tags|]

Прочел свежего Пелевина. Даже и не знаю, что сказать. Пелевин в нашей литературе занял такое место, что о нем уже бессмысленно что-либо писать. Не знаю, насколько это просчитанный ход или насколько это само получается, но Пелевин все больше занимает место ВПЗР (Великий Писатель Земли Русской), новый Толстой. Собственно, он и сам об этом в «t» написал практически прямым текстом. Что вот я ваш нежный, ваш единственный, ваш новый Толстой, и никуда вы уже от этого не денетесь.

А одна из особенностей ВПЗР как раз и состоит в том, что обсуждать литературные достоинства их произведений нет никакого смысла. И писать о том – нравится или не нравится, тоже. Пелевин запелевинел как раз до такого состояния, что стал вне всякой критики. Может, поэтому его произведения становятся все безвыходнее. Пелевин взошел на вершину пирамиды, он теперь Верховный Шаман современной русской литературы, он, можно сказать, ее воплощение. И как оно обычно и бывает в таком положении, он с каждым новым произведением становится все большим морализатором. Причем сам-то он этого не хочет, но куда ж денешься?

Впрочем, его все равно ведь никто не слушает всерьез. В нем видят еще одного постмодерниста-приколиста, ну, в крайнем случае, сатирика, бичующего современные русские нравы. Точно так же было и с Толстым, которого все время все понимают не так, и все пытаются превратить в «морально-нравственный эталон». У Пелевина, конечно, меньше шансов забронзоветь, но кто знает, может, мы еще увидим портреты Пелевина на стенах школьных классов литературы.

А ведь теперь, там, на вершине пирамиды, Пелевин начал гораздо лучше понимать Бога и стал смелее это понимание высказывать. Если раньше Бог для него был своего рода фигурой умолчания, смутно различимой идеей свободы, то теперь он пишет о Боге с обжигающей прямотой, зримо и явно. Пелевин в отдельных строках достигает силы израильских пророков и европейских мистиков, а ведь именно мистики очень не хватает сегодняшней культуре. И ведь вроде бы на первый взгляд уж чего-чего, а мистики вокруг хватает, у нас даже специальный телеканал есть, «настоящий мистический», но вся эта мистика какая-то… низкопробная, что ли. Эта мистика ищет не истины и не любви, а только удовлетворения похотей, а Пелевин пытается вернуть самому понятию «мистика» ее древний, подлинный смысл.

Да, и еще подумалось, что есть определенная ирония судьбы в том, что наш последний ВПЗР (а других, похоже, не будет, разве что, может, Дмитрий Быков, но вряд ли – он слишком жизнелюбив для такой роли) живет не в России, а в Германии. И ни о каком триумфальном возвращении на Родину, по примеру Солженицына, вроде и не помышляет. Хотя… если доводить параллель с Толстым до логического завершения, то ведь должно быть и у Пелевина некое не метафизическое, а вполне буквальное «бегство». Интересно, в чем оно будет состоять.
linkReply