olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

О советской науке

Да, еще одна вещь в продолжение постинга о сталинизме. Я когда читаю дискуссии о том периоде, меня всегда неприятно удивляет любимый аргумент апологетов сталинизма о подъеме науки в 30-50-е. «Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой» и все такое. Конечно, нельзя сказать, что это совсем уж неправда – успехи советской науки настолько очевидны, что их невозможно отрицать, но это – полуправда. Говоря об атомной бомбе и космонавтике, совсем забывают о другой стороне медали – о тех мощных научных школах международного уровня, которые СССР унаследовал от Российской Империи и которые были практически полностью уничтожены во время Большого Террора.

Про Николая Вавилова и советскую генетику, думаю, все слышали. А вот Кондратьев и Ленинградская экономическая школа не так известны, а ведь это было очень интересное течение в экономическое науке. Базировалось оно на марксизме, но больше ориентировалось на статистику и экономическое моделирование. Потенциал этой школы можно оценить хотя бы по тому факту, что единственный уцелевший представитель этой школы, Василий Леонтьев, в эмиграции создал модель межотраслевого обмена под названием «затраты-выпуск», за которую получил Нобелевскую премию. Правда, эту Нобелевку американская экономическая наука записала в свой актив. А Кондратьев тоже наверняка получил бы за свою модель «длинных волн» Нобелевку, если бы не оказался в общей могиле на полигоне «Коммунарка».

Что характерно, после войны об успехах советской экономической науки как-то было и не особо-то слышно, особенно в международном масштабе. Если я не ошибаюсь, Нобелевскую премию по экономике в СССР получил только Канторович за вклад в развитие методов линейного программирования (то есть больше за математику, чем за экономику). А как показал потом опыт перестройки, с реальным пониманием того, что такое экономика и как она функционирует, у советских экономистов дела обстояли плохо.

Или вот еще пример. Торчинов, наш известный китаист и буддолог, в одной из своих книг пишет об истории изучения буддизма в России и СССР. Оказывается, в царские времена русская буддология играла в мировой науке одну из основных ролей. Книги по буддизму, написанные русскими учеными, тут же переводились на европейские языки и бурно обсуждались. А потом наступила революция – часть ученых уехала, часть умерла от голода и тифа. Ну а тех, что остались, добили сталинские соколы в 30-х. Так от русской буддологии остались только несколько «борцов с дикими суевериями», и ни о каком международном признании уже, естественно, речи идти не могло. И в таком положении русская буддология пребывала и в 60-е, и в 70-е. Более-менее восстановиться ей удалось только в перестройку, ну а тут начались новые проблемы. И не только у нее.

А еще думается – и вот как после этого воспринимать нападки на тех же сталинистов на новую российскую власть за развал науки? Ведь получается, что в девяностых-нулевых произошло то же самое, что и в двадцатых-тридцатых. Сначала пришла революция, которая выкинула множество ученых на улицу, потом пришел «новый порядок» и распорядился: так, этих мы поддерживаем, они инноваторы, они нам нужны. Они нам будут делать «Катюшу»/русские айподы, их мы отправим в шарашки/Сколково, а остальные – выживайте как можете. Нашим современникам еще повезло – их хотя бы не расстреливают и даже дают возможность получать западные гранты.

Впрочем, в начале 21 века такая практика оказывается не столь эффективной как в 30-е и 40-е. Что-то новые шарашки и почтовые ящики никак не получаются, наоборот, теряется даже и то немногое, что сохранилось. Но это, как говорится, уже совсем другая история.
Tags: Заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments