olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Categories:

В очередной раз о бедном доне Румате

Читал тут в наших сетях очередной спор на вечную тему – «Кто Вы, дон Румата?». Началась движуха с вот этого разоблачения Антона-Руматы как бездарного разведчика, завалившего все и вся, ну и, как водится, продолжилось бурным обсуждением в ЖЖ пространстве, с аргументами «за» и «против», текстовыми разборами и переходом на личности (хорошая заметка, например, вот эта, точно подмечено о разнице восприятия образа Руматы в 60-е и в 90-е).

Я почитал, почитал это все и вот что подумал. Что мы видим в тексте ТББ? Мы видим человека, находящегося на грани нервного срыва и эту грань в конце романа перешагивающего. С самых первых строк, с того момента как он миновал могилу святого Мики, седьмую по счету, и последнюю на той дороге, Румата пребывает в состоянии когнитивного диссонанса или, попросту говоря, внутреннего раздрая. Отсюда его постоянная раздражительность по любому поводу, нерациональные поступки, пяьнки-гулянки, метания то в одну, то в другую сторону, гамлетовщина, одним словом.

Причины для раздрая очерчены в романе, стоит воздать должное авторам, вполне подробно: лютый конфликт в душе Руматы между внутренним подлецом и внутренним коммунаром, «неправильная» любовь к Кире, нарастание инферно вокруг и полное непонимание того, что с этим инферно делать (очень хочется всех немедленно поубивать, но воспитание не позволяет), разрыв между тем, какой работа в Аркарнаре представлялась на Земле и какой она оказалась на самом деле, сомнение в правильности исторической модели, ну и вдобавок – дискуссии с Аратой и Будахом, в которых Антон-Румата вроде бы целиком и полностью прав, и историческая неизбежность, понятно, на его стороне, но как-то так получается, что со всей своей общественной правотой перед Аратой и Будахом он оказывается растерянным, оправдывающимся и даже как будто в чем-то виноватым… А как разрулить все эти конфликты, Антон не знает. Точнее говоря, есть у него куча вариантов – но все они плохие, один хуже другого, при любом чем-нибудь да придется поступиться, то ли принципом невмешательства, то ли любимой девушкой. И бездействовать он уже тоже не может, просто надоело ему бездействовать, достала его позиция бесстрастного наблюдателя. И сбежать он не может… Ну да что я пересказываю текст, там все написано яснее некуда.

Как это бывает в такой ситуации, когда все варианты действий оказываются неприемлемыми, человек такого склада, как Румата, не находит ничего лучше как «включить шута», начать дурачиться, одеть маску простака, или безумца, или высокомерного и глупого аристократа. Не знаю разбирал ли кто-нибудь параллели между Руматой и Гамлетом, там при желании можно любопытную картину нарисовать, ну да неважно. Так вот, прятки под личиной с уходом от личной ответственности («я- это, я за себя не отвечаю, если что сделаю, то это не я, это тот, другой, это дон Румата, не Антон, нет, не Антон, я же коммунар, я же не могу, а Румата – подлец, аристократ и подлец, он может, он вжик-вжик и мечом, а я нет») в ТББ ведут за собой те же последствия, что и в «Гамлете»: герой запутывается сам, запутывает окружающих, губит и себя, и врагов, и друзей, и совсем уж посторонних. Логично, да - если в безвыходной ситуации отказаться от выбора и оставить происходящее на самотек, то, скорее всего, придется в конце концов действовать по худшему сценарию, в наихудших условиях, и закончится все печально. И начинания, вознесшиеся мощно, свернут в сторону свой ход, утратят имя действия, а потом еще и шандарахнут по всем подряд...

Но я, собственно, не об этом хотел сказать. У меня вот какие два вопроса неожиданно возникли, помимо очевидного: куда смотрело начальство Руматы и почему оно прозевало явные признаки грядущего срыва молодого агента? Но сами авторы по этому вопросу хранят благородное молчание, так что и я последую их примеру и спрошу совсем о другом. А именно: как так получилось, что два талантливых писателя, два искренних коммуниста, прогрессиста и рационалиста вдруг пишут жутко депрессивную книгу о том, что люди в массе своей полные козлы, изменить ничего невозможно, а кто попытается изменить, тот сделает только хуже, и что как хорошо было бы всех поубивать – пусть это даже и не решит проблему, но хоть какую-то отдушину даст. Что же там за «эстетические разногласия» были у них в тот момент, даже не с властью, нет, со всем обществом, с человечеством, с коммунистической идеей, прогрессом и разумом.

Я знаю, что обычно на это отвечают тем, что, дескать, Стругацкие же были советские интеллигенты, то есть люди от природы злобные, низкие, мизантропичные и ненавидящие государственную власть. Удобное объяснение. Главное, не требующее никаких размышлений. «Почему они пишут так? Да потому что уроды!!». Но вот тут-то возникает второй вопрос – а почему эта депрессивная и мизантропичная книжка стала одной из самых известных книг советской литературы? И почему негероичный, растерянный Румата, который действительно напрочь завалил свою миссию, и погубил не только самого себя, но еще и множество людей превратился в кумира читателей? Похоже, Стругацкие затронули в ТББ что-то такое, близкое и понятное миллионам. Что-то о том, как советские люди воспринимали действительность вокруг, что-то о том, какими видели себя (ох, если такими как Румата… многое становится понятно), что-то о взаимоотношениях простых людей, интеллигенции и власти.

Я уже как-то писал о том, что ТББ стала для советской власти чем-то вроде темного пророчества. Страна, в которой пишут такие книги, и они становятся популярны, очень больна. Вся страна – и ее образованный слой, и народные массы, и правительство. Сваливать все на интеллигентов стало модно, дескать, вот, жили, не тужили, пришли Сахаров, Солженицын и Стругацкие, и, как четыре всадника Апокалипсиса, разнесли весь Советский Союз по кусочкам. Только вот если почитать ТББ, то хорошо видно, как провал в инферно нарастает благодаря действиям и властей, и «среднего класса» лавочников, разбойников, и, конечно, интеллигенции, и как все попытки что-то исправить и предотвратить катастрофу, только способствуют сползанию в черную дыру. А интеллигенция оказывается крайней, потому что ее действия самые заметные, это раз, и идущие вразрез с общим течением, это два.

Хотя в такие времена, какие описаны в ТББ, любые действия ведут к ухудшению ситуации в общественном плане. Вот, допустим, Румата спасает книжников вместо того, чтобы их убивать. И что? Из страны-то они ушли, нету их, некому лечить людей и делать открытия, но зато они усилили соседние страны. Зато в личном плане – Румата спас хоть сколько-то людей от смерти (кстати, интересно, а кто-нибудь сравнивал деятельность Руматы с тем, как во время Холокоста власти нейтральных стран спасали евреев, вывозя их из Германии по поддельным документам?). Так же и в Советское время – среди диссидентов было много честных и смелых людей, требовавших от власти демократических изменений, соблюдения законности и так далее. Результат? Известен. Но зато перед своей совестью они остались чисты. Правда, завоевали себе глубокую ненависть со стороны соотечественников («Я делал им добро, только добро и ничего кроме добра. И как же они ненавидели меня, эти люди»).

А если продолжить сравнение. Взять опять того же несчастного Румату. Вмешавшись в события, он предал коммунарскую Землю, предал те принципы, которые были святы для наблюдателей, только вот если посмотреть, сделал он это не от великой любви к аркарнарцам, и не от того, что сменил принципы, а потому что запутался сам, обезумел, сорвался. И я думаю, в советское время тоже было со многими. Слишком тяжелым оказалось давление того общества, и результатом его стали ненависть к строю, к людям вокруг, нервные срывы. ТББ рисует пугающую картину общества – насилие, глупость, взаимное презрение, и посреди этого растерянный божок, умный, сильный, обладающий огромными возможностями… и не знающий, как все это применить.
Tags: Заметки, Книги
Subscribe

  • Евровидение и вышиванки

    Судя по моей фейсбучной ленте, на прошедшей неделе как обычно в это время года пробудились эксперты по Евровидению, а к ним ещё и подтянулись…

  • О будущем

    В продолжение записей о текущем положении дел и последствиях. Понятно, что рассуждать о будущем сейчас затруднительно, слишком много неизвестных…

  • Хроники текущего момента

    Запишу себе для памяти, чтобы перечитывать потом в мирное время, если оно когда-нибудь настанет. В Москве всё также длится и длится режим…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments