olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

О богатстве священнослужителей

По поводу нашумевшего (и отшумевшего) спора насчет собственности церковных служителей, вызванного очередным высказыванием протоирея Всеволода Чаплина, замечу, что в чем протоирей действительно прав, так это в том, что каким бы ни было «богатство священника», найдутся те, кто попрекнет этим богатством. Даже если священник ездит на ржавом «Запорожце», скажут: «продай машину и раздай нищим». Но вот только за этой правдой кроется одна неприятная проблема: понты. Для Чаплина машина, золотые ризы и все такое – это признак особости, отделенности священства. Такие новые левиты, для которых работа – это служба в храме и морально-нравственное воспитание паствы. А собственность – компенсация за труды и вообще им по рангу положено (в России к таким внешним признакам социального положения, как машина, одежда, часы и т. п. относятся очень трепетно, тут свои правила, непонятные сторонним).

Понятно, что такая увлеченность «понтами» к христианству имеет мало отношения, это все Ветхий Завет, во всем его великолепии. Небольшая группа высшего клира, сотрудничающая со светскими властями, проповедующая то, что угодно власти, кладущая храмовые деньги себе в карман, - саддукеи никуда не исчезли, да и куда они исчезнут? Саддукейство такая же часть христианской жизни, как и фарисейство. Как только в церкви появляется иерархия, как только из массы верующих выделяется класс профессиональных «служителей культа», тут-то оно и подкрадывается.

Почему так происходит? Да потому что «понты» сидят в каждом человеке. Каждый хочет чем-нибудь да превзойти другого, чем-нибудь да выделиться, обеспечить для себя любимого и небольшой группки соратников особые права и гордиться потом этими правами. Все мы подвержены этому искусу… а что уж говорить о тех людях, которых и и паства в этом поддерживает, с готовностью создавая культ почитания, и государственные власти в этом способствуют. Плюс еще та специфическая обстановка, которая обычно складывается в чисто мужских коллективах с четким делением на разряды и жесткой идентификацией принадлежности к разрядам, как в армии или на зоне. Один исследователей Русской Православной Церкви, помнится, прямо написал, что наиболее близким социальным институтом к православному епископату является советский институт "воров в законе".

Так что все это понятно, да, но я не об этом вообще-то хотел написать. Я, конечно, для православия человек сторонний, и то, что там происходит, вижу со стороны, через Интернет, а это, понятно, не лучший источник информации. Но что-то у меня такое чувство нарастает, что в РПЦ опять намечается разлом по старой линии противостояния, пролегшей еще во времена Иосифа Волоцкого и Нила Сорского. Темы-то остаются те же самые: имущество в собственности церкви, взаимоотношения с государством, разрыв между приходским клиром и епископатом. Собственно, этот же конфликт потом вспыхнул и во время реформы Никона все с теми же вопросами, добавив к ним еще две острых темы: как относиться к нововведениям в богословии и ритуалах, и как относиться к другим православным церквям.

И вот этот вот набор с выделением то одного, то другого пункта стал неизбывным проклятием русского православия. И в конце 19 века об этом спорили, и в начале 20-го. И новый раскол после революции, с отпадением РПЦЗ и разнообразных «истинно-православных» произошел все из-за того же. А недавнее выступление трех ижевских служителей? Ведь все то же самое: экуменизм, отношение с властями, богатство.

А если даже дело и не доходит до раскола (пока что), то все равно внутреннее напряжение нарастает. На «мнение» Чаплина ответили многие, и ответили довольно резко, например:
http://www.pravmir.ru/otkrytoe-pismo-protoiereyu-vsevolodu-chaplinu/
http://kiprian-sh.livejournal.com/105893.html

Или недавняя нашумевшая статья Соколова-Митрича о двух церквях внутри РПЦ, тоже ведь признак того, что не все в порядке. Мне вообще кажется, что нынешняя ситуация чем-то напоминает время перед никоновским расколом. Тогда ведь тоже все началось с усиления роли церкви, с появления на патриаршем престоле активного, целеустремленного и харизматичного вождя, с попытки упорядочить внутрицерковные дела, а во что вылилось. Правда, в нашем случае ситуация отличается тем, что тогда-то происходящее касалось всего общества, а сейчас большинство на это внимания-то особого не обращает. Ну там поворчит кто-то насчет попов, которые много на себя берут, или, наоборот, порадуется, что вот как хорошо – церковь занялась улучшением морального климата, но это все так – досужие разговоры.

И еще одно замечу – в конфликте иосифлян и нестяжателей у меня, честно говоря, симпатии не вызывает ни та, ни другая сторона. Нестяжатели, на мой взгляд, тоже идут куда-то не в том направлении. Проявляется в них что-то сектантское. В объявлении себя носителями единственно верного, неискаженного учения, в подчеркивании того, в чем они против официального православия, в нежелании идти на контакт с другими верующими, в формировании собственных субкультур. Понятно, что их к тому во многом побуждает позиция РПЦ, но все же… Вместо одной большой жесткой структуры сформировать десяток точно таких же, но меньших масштабов, да еще и постоянно конфликтующих между собой, как-то это бестолково. Я понимаю, что со стороны протестанта это звучит несколько странно, у нас-то такая ситуация существует постоянно, но я и у нас это отнюдь не считаю положительным явлением.

Только вот что делать с этими разделениями, расползаниями и их последствиями, совершенно непонятно. Ни протестантам, ни православным. А попытки бороться только ухудшают ситуацию. Патриархия сейчас ведь занимается унификацией церковной жизни помимо прочего еще и для того, чтобы укрепить единство, дисциплину и прекратить разброд, а в результате-то получается только больше напряжения.
Tags: Вера, Заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments