olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Categories:

Трудно быть богом

Прочитал я тут где-то одну историю из античных времен. Был когда-то в Риме один богач, который имел обыкновение кормить мурен (это рыбы такие типа угря) в своем поместье, кидая им в воду живых рабов (хотел сначала написать «людей», но потом вспомнил, что в античные времена рабов за людей в общем-то и не считали). Так вот, однажды в гости к этому живодеру (которого, кстати, за такие привычки добрые римские граждане самого называли Муреной) пришел сам Октавиан наш Август. И тут, значит, во время пира раб разбил дорогую фарфоровую чашку (или вазу, или еще что-то, не помню) сразу же кинулся в ноги Августа, умоляя, нет, не помиловать, а умертвить его простым и безболезненным способом, без участия рыб. Август рассвирепел и… приказал перебить весь фарфор в доме Мурены. Что случилось дальше с рабом, в истории не рассказывается, надо полагать, что ничего хорошего.

А вот попробуйте представить себя на месте Августа. Но не умозрительно, а так, с максимальным включением. Ну как если бы на какой-то чудо-машине или еще как вселились в тело Августа, стали им практически и вот надо как-то значит действовать в этой ситуации. А вы ведь в этот момент не просто там «крупный начальник», вы фактически абсолютный диктатор. Вот сложилось так – что вот да, и полнота политической власти у вас, и легионеры вас уважают, и народ, и даже вечно недовольные аристократы вас искренне любят. Богом вас еще не называют, но про «потомка богов» и «богоравного» говорят уже открыто. То есть возможности у вас ого-го какие.

И вот значит такая ситуация. Какой-то отмороженный беспредельщик рыб живыми людьми кормит. У вас прямо на глазах. Какая у вас первая реакция? Да убить козла и всех делов. Только вот беда, вы же Август, вы же справедливый император, вы же соблюдаете законы. А никаких законов Мурена не нарушал. Раб – его собственность, что хочет с ним, то и делает. Вот такая загогулина. Казнить его по такому поводу значит самому нарушить закон Империи и стать беспредельщиком.

Понятно, тут же напрашивается другое решение – а давайте отменим рабство. Так вот раз – и отменим. Ага. Еще раз напоминаю: вы – Август. Вы знаете свою Империю, знаете, как в ней строятся общественные отношения, как работает экономика. И вы понимаете, что отмена рабства все разнесет в пух и прах. Причем по самим рабам ударит столь же сильно, как и по господам. Хотя если вы Август, то вам такая мысль даже и в голову не придет, потому что всегда были господа и рабы, и никакого движения за отмену рабства у вас никогда даже и в зачатке не было.

А если вы даже и не совсем Август, если вы наполовину попаданец из 20 века, то все равно – должны знать, как долго и как мучительно в Новое время избавлялись от проявлений рабства, и про Гражданскую войну в Америке, и про отмену крепостного права в России. И понимать, что вот так – одним приказом никого вы не освободите. Скорее уж вас тут же собственные придворные запрут и позовут врачей лечить от сумасшествия.

Можно, конечно, попробовать смягчить условия жизни рабов. Запретить жестокое обращение и убийства, распорядиться расследовать все подобные дела (как это было в Российской Империи в отношении крепостных, кстати). Но тут решительно возмутятся все рабовладельцы, увидев в таком законе ущемление своих гражданских прав, а в античном мире гражданство как раз начиналось с отделения свободных от рабов (я поэтому всегда настораживаюсь, когда слышу про гражданское общество и демократию – знаю, откуда оно все растет), и никакое государство в эти дела вмешиваться не могло.

Так что же остается вам в роли Августа? Да ничего не остается, кроме мелкой хулиганской выходки – взять, да и разбить весь фарфор в доме. Тоже, кстати, противозаконно, но вы знаете, что такое маленькое чудачество-самодурство подданные вам простят. Даже Мурена – и тот простит, понимая, что легко отделался. Вот такой парадокс: вроде бы власти ого-го сколько, а на деле ничего толком не можешь изменить, разве что чуть-чуть. Тут, конечно, можно было написать что-нибудь про Бога, что и Он, дескать, также – все может, но не хочет нарушать те законы, которые Сам установил. Но не буду я об этом. Очень сложная тема, одна из тех, про которые лучше молчать, чем говорить.

Я лучше вспомню Стругацких с их все понимающими, но не способными ничего изменить богами. Румата, Камилл в «Далекой Радуге», этот, как его, не помню, в «Понедельнике», маг, который достиг абсолютной силы и не могущий ее применять. Последняя книга, которую Борис написал в одиночку. «Бессильные мира сего». В какой-то степени и в финале «Пикника», когда герой кричит свою знаменитую фразу, это же все то же, все оно, и Наблюдатели из «Града обреченного». Абсолютные сила и знание, оборачивающиеся абсолютным бессилием. И только Румата в приступе детской ярости бьет все, что под руку попадется. Бессмысленно, так хоть душу отвел.

И только Демиург из «Отягощенных злом» все знает, все понимает и может все изменить. И, кстати, вам не кажется, что именно он, этот страшноватый Демиург создает такой странный мир, в котором за знание платишь бессилием? Он, или его подручный Агасфер Лукич, коллекционер человеческих душ.

А, ну да, есть еще детишки из «Гадких лебедей», маленькие божки, которые умеют, о да, они умеют. Только они-то другие… по крайней мере, авторы хотели их видеть другими, а вот что вышло… Кажется мне, что «Бессильные мира сего» это своего рода позднее раскаяние по отношению к «Гадким лебедям». Взяли мудрые учителя детишек, научили их, превратили в сверхлюдей, а в результате – пшик. Никто из них ничего не добился. Да, я понимаю, что там изначально имеются в виду отечественные фантасты из «семинара Стругацких» и обида на то, что все эти молодые авторы, в которых столько сил было вложено, так и не сумели ничего толкового создать. Ни школы, ни жанра, ни движения. Не смогли ни на что повлиять, ничего изменить. Так, устроили пару грандиозных и бессмысленных мероприятий, сродных той луне в вырезанном квадрате туч. Ну и все.

Но, как это часто у Стругацких бывает, результат оказался глубже, чем исходный замысел. И в «бессильных» можно увидеть не только фантастов, а вообще результат любой попытки людей изменить не просто отдельное что-то, а поменять сам ход вещей, изменить природу (в философском смысле «субстанцию») вещей, уничтожить старое и создать новое. Общество, человека, землю. Самим, своими силами, своим Знанием. Самый страшный соблазн нового времени, о котором столько спорили на рубеже 19 и 20 веков. И вот он – результат. Бессильные боги. Сверхзнание – и никакой способности к действию.
Tags: Заметки, Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments