olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Лем о сталинизме

Интересное письмо Станислава Лема своему американскому другу и переводчику Майклу Канделю, в котором Лем пишет о сталиниской системе. Удивительно, что некоторые его мысли практически идентичны наблюдениям, которыми ivanov_petrov поделился вот в этом постинге. Итак:

...Я должен подчеркнуть, что версия сталинизма, которую Оруэлл и его последователи распространили на Западе, является фальшивой рационализацией. Для «1984» существенна та сцена, в которой представитель власти говорит О’Брайену, что образ будущего – сапог, топчущий лицо человека, – вечен. Это демонизм за десять копеек. Действительность была значительно хуже потому, что она вовсе не была так отменно последовательна. Была она абы какой – полной небрежности, разгильдяйства, бессмысленности, даже настоящего хаоса, балагана, – но все эти позиции «должно» вера переносила в категорию «есть». Пример, взятый из романа, – это сцена, в которой герой бородавки какого-то старого кретина интерпретирует как знаки, свидетельствующие о всеведении Аппарата, распространившего над ним свою власть. Ибо, если уж единожды решили, что это ЯВЛЯЕТСЯ неким совершенством, то затем видим его повсюду, и тогда балаган, чушь, все переставало быть собой, простой хаотической случайностью, и становилось Загадкой, Тайной, тем, о чем вера говорит, что сейчас видим как через темное стекло, – и потому не в состоянии этого понять. Именно эта вера, а не какие-то там пытки, например, приводила к тому, что на известных процессах обвиняемые признавались в наиболее абсурдных поступках, «шли напролом» в признании этого обвинения. Пытки пытками, но не каждого можно ими сломить, и мы, пережившие немецкую оккупацию, кое-что об этом знаем. Это была ситуация войны с врагом, который располагал гигантской мощью, но ему можно было противопоставить внутренние ценности. А вот против Истории как злого Бога, как безапелляционного детерминизма процессов, никто не имел своей правоты, потому что никто не мог противопоставить этой загадочной абсолютной силе никаких еще более могучих ценностей, потому что каждый глубоко верил в трансцендентальность.

...Всеобщность человеческого одиночества возникала потому, что никто никому не мог доверять, – в трансцендентальном, то есть типично теологическом смысле, а не в смысле прагматической социопсихологии и таких правил поведения, к которым приучают, например, шпионов, коим предстоит действовать на территории врага. Это был Абсолютный Миф, и когда он пал, то пал тоже абсолютно, то есть после него не осталось ничего, кроме недоумения бывших верующих: как можно было поддаться такому параноидальному безумию? Ведь это было коллективное сумасшествие. Это факты, а не фантастические вымыслы.

...Бессознательной мечтой гражданина сталинизма было стать никем и никаким, то есть стать бесцветно серым, затеряться в толпе, и казалось, что только лишение каких-либо индивидуальных черт могло к этому привести... это был всеобщий рефлекс, хотя и не возникал в результате интеллектуальных размышлений.

...Общественная действительность становилась такой загадочной, такой непроницаемой, такой полной тайн, что лишь акт совершенно иррациональной веры еще мог как-то объединить ее в единое целое и сделать сносной. Что есть, мол, какое-то объяснение, которое могло бы все это рационализировать, вот только мы, малые мира сего, удостоиться этого откровения не имеем права. Так что не было никакого объяснения, кроме прагматики чисто структуральных связей и перерастания очередных исторических фаз новой возникшей системы в иные фазы, и это движение не было ничьим индивидуальным маккиавеллевским помыслом. Никто там не был таким злым, как Вельзевул. В этом видении дьявольщины как главного принципа и первого плана увязли, совершенно ошибочно, люди Запада типа Оруэлла, потому что они пытались это рационализировать, но при таком подходе там совершенно нечего было рационализировать. Это было подобно тому, как если бы кто-то захотел уподобиться Иисусу, каждое утро тренируясь ходить по воде, и удивлялся бы, что хоть и делает все, как надо, вот уже 20 лет, как ступит на воду, так сразу и тонет. Требования были невозможными, поскольку их нельзя было понимать буквально, но якобы следовало понимать их именно так. Отсюда все нелепости у Оруэлла, так как он решил, что все это вытекало из сатанинской преднамеренности. Никакой такой совершенной преднамеренности попросту не было. Отсюда и противоречащие друг другу два портрета этой формации: как колосса на глиняных ногах, которого развалит любой толчок, и как совершенное воплощение Истории в виде неизбежных, хотя, может быть, и кошмарных явлений: это был какой-то Ваал, абсолют, загадка, совершенно бренная тайна, лишенная внеисторического смысла, но и проникнуть в ее историческое содержание было невозможно.
http://www.gramotey.com/?open_file=1269007482#TOC_id1063297

А вот что пишет ivanov_petrov

...Помню дневники, переписку, воспоминания людей 900-х годов, десятых, двадцатых. Вполне понятные мне люди. Не все "хорошие", многие мне внутренне совсем не близки - но понятны. А потом начинаются тридцатые-сороковые, и вот кто из тех лет и далее - совсем непонятные люди. Что-то внятное появляется уже потом, где-то в семидесятые. А лет сорок-тридцать - совершенно картонный звук, как манекены ходят, людей я не чувствую. Там нет какого-то ... ну, не знаю. То ли второго дна, то ли рефлексии, то ли сознания. Говоря без затей, и потому безжалостно срезая углы - если читать буквально, так будет не то, что я хочу сказать. Но - для простоты: в десятых люди жаловались на жизнь, злились, обижались. Там было видно - вот человек, у него болит, ему досадно, он обижен, злится. Вот он рад - у него успех, вот он в ужасе - наступают грозные времена. Я понимаю. А в годы, начиная с тридцатых, появилось поколение людей удивительных. Причем уходящие в эти тридцатые те, кто постарше тоже перестают говорить - но в них еще слышно молчание. в тех же письмах и дневниках видны смысловые лакуны, дырки, прорехи - человек вот тут сказал слово, а тут три абзаца паузы. А у следующих - у них пауза заросла, и нет ничего. Дикое совершенно чувство.
Может быть, дело в том, что там невозможна внутренняя речь. Нельзя думать одно, а делать другое всю жизнь - проврешься. Чтобы нормально жить, надо определенным образом не думать. Там могут быть лишь мыслительные жесты, а не мысли. Двоемыслие - это, господа мои, непозволительная роскошь, когда люди лгут - это же прекрасно, господа мои.


--------------------------------
Не знаю даже, что по этому поводу сказать. У меня давно сложилось такое странное ощущение, что все наши попытки осмыслить «сталинскую» эпоху СССР в основании своем бессмысленны. Это было настолько чуждое время, настолько чуждая культура, о которой мы можем судить по каким-то косвенным проявлениям – искусство там, экономика, социальная политика – но понять до конца мы ее просто не в состоянии. Поэтому так смешно выглядят все нынешние споры сталинистов/антисталинистов. Каждый из них пытается подогнать сталинский период под какую-либо схему. Империя, социализм, тоталитаризм, «бесовская власть», но все время получается что-то не то. Сталинская эпоха ускользает от осмысления, и, как мен кажется, вот то, о чем пишут Лем и Иванов-Петров, оно хоть немного это объясняет: людьми овладела некая сила, коллективное бессознательное, если угодно, которая лишила их способности к индивидуальному мышлению… ну или скажем так, заставила их по максимуму притушить индивидуальное мышление, чтобы не сойти с ума от окружающей иррациональности.
Собственно поэтому и невозможно этически оценивать сталинскую систему – она принципиально лежит вне плоскости этических оценок, она, можно сказать, внечеловечна.
Tags: Ссылки, Цитаты
Subscribe

  • Подборка майских фото

    На майские праздники с трудом, но всё же удалось собраться с силами и вылезти из дома. В поселок художников на Соколе и ещё в одно малопопулярное (и…

  • Прогулка в парке

    Несколько фотографий с сентябрьской прогулки в Тимирязевском парке. Не помню точную дату, помню, что в тот день Кольта.ру устраивала фестиваль в…

  • Поездка в Питер. Фотографии.

    И в завершении отчёта о Санкт-Петербурге несколько фоток. 1. Ворота Новой Голландии. Классно же, да? А за ними, увы, мерзость запустения, и только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments