?

Log in

No account? Create an account
"Меланхолия" - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

"Меланхолия" [Aug. 22nd, 2011|11:45 pm]
olnigami
[Tags|]

Да, я как-то обещал рассказать о «Меланхолии» фон Триера. Так вот. Триер, конечно, снял идеальный фильм-катастрофу. Причем безо всяких там пришельцев/астероидов/цунами, паникующих толп и прочих масштабных красот в голливудском стиле. В мире «Меланхолии» Катастрофа прорастает из обыденности, из самой жизни, катастрофа здесь не что-то внешнее, она есть всегда, как данность, как имманентность, и появляется тогда, когда все абсолютно уверятся в том, что наконец-то настали «мир и благоденствие». Тут-то и начинается катастрофа, начинается медленно, плавно, незаметно, с жизни одного, лишь одного человека, а уже затем распространяется на весь мир.

С самых первых кадров фильма проявляется парадокс: вроде бы у главной героини Джастин все замечательно: любимая работа, любимый жених, любимая семья. Замечательная, богатая свадьба, гости, друзья. Но что-то идет не так, все время по чуть-чуть что-то не так. Лимузин застревает на горной тропинке, мать героини произносит неприятную, шокирующую речь, отец избегает разговора, сестра укоряет и требует вести себя достойно. Так что срыв Джастин выглядит хотя и странно, но в чем-то логично. Ей надоело притворяться. Ей захотелось сорвать маски, прекратить эту комедию… в результате она в одночасье лишается всего: работы, мужа, друзей. У нее остается лишь сестра и безграничная, затягивающая как омут депрессия.

И когда приходит новость о летящей к Земле планете Меланхолия, выглядит так, как будто Джастин притянула ее, как будто призвала смерть. Чтобы стереть в порошок этот лицемерный мир. Чтобы все умерли вместе с нею. С того момента, как Меланхолия нависает в небе второй луной, Джастин, эта белокурая красотка, выглядит с каждым днем все более пугающе. В самой сексуально-жуткой сцене фильма она лежит обнаженная под холодными голубыми лучами планеты-смерти и всем своим видом как будто призывает ее обрушиться на Землю как можно быстрее, уничтожить все, прекратить мучительные ожидания.

На всех остальных грядущая гибель действует отнюдь не столь позитивно. Рациональные и деловитые родственники Джастин поначалу держатся, стараются делать вид, что ничего не происходит, но в конце страх одолевает их, доводя до панической истерики и депрессии. В финале только депрессующая Джастин сохраняет спокойствие, и, что забавно, она, та, кто в первой части фильма срывала маски и разоблачала лицемерие, в конце прибегает к успокоительной лжи. Но это уже не может ничего изменить. Меланхолия накрывает планету с очень громким бабаханьем, короче, все умерли.

Как ни странно, при таком мрачном сюжете фильм получился удивительно человечным. Сцены, в которых отец играет с сыном, сестра ласково заботится о Джастин, речь жениха на свадьбе сняты очень трогательно, все-таки фон Триер, как к нему не относись, превосходный режиссер. Он способен из самого простого, банального этюда сделать мини-шедевр.

Если говорить о внутреннем смысле фильма, то, конечно, первая мысль: Триер снял фильм о кризисе современной европейской цивилизации. О той депрессия, которая охватила мир, о страхе перед будущем, о предчувствии краха. Это верно, да, но, мне кажется, фильм все же глубже, он повествует не об одной конкретной катастрофе, а о катастрофе вообще. Триер хочет сказать: нам кажется, что мы живем в разумном, предсказуемом мире, но на самом деле мы постоянно балансируем на краю пропасти. Мы приучили себя не думать об этой пропасти, не думать о том, что наша жизнь может рухнуть в один момент. Можно лишиться работы, семьи, друзей. Да и вообще много такого может произойти, о чем и думать не хочется. Но оно на самом деле всегда рядом, и рано или поздно настигнет каждого.

При таком рассмотрении Джастин уже не выглядит просто капризной девицей, махнувшей на все рукой, а скорее человеком, который честно посмотрел в глаза своей личной катастрофе, пережил ее и теперь перед лицом катастрофы глобальной остается единственной, способной сохранять спокойствие. А ее родственники, которые живут трезвой, расчетливой жизнью, занимаются самообманом, и когда приходит катастрофа и срывает этот покров самообмана, оставив их бессильными перед грядущим. Но, конечно, Триер остается Триером, потому и спокойная Джастин, и паникующая Клер гибнут одинаково.

Получается, что основной мотив фильма: «катастрофа неизбежна, но встретить ее можно по-разному». Честно говоря, метод переживания катастрофы, выбранный Джастин, мне как-то не очень нравится. Он, конечно, действенный, и, кстати, достаточно традиционный, ведь нечто подобное в свое время предлагал еще Экклезиаст: взять от жизни все, обнаружить, что это все есть суета и томление духа, после чего спокойно относится к грядущей смерти. Но в реальной жизни он жутко эгоистичный, что, собственно, Джастин и демонстрирует, разбив сердце своему жениху, поставив в неловкое положение своих родственников, разругавшись с боссом и так далее. Хотя в чем-то Триер все-таки дал послабление своей героине, у нее есть хотя бы часть семьи, и эта часть готова о ней заботиться. Но, похоже, это единственное, что Триер как представитель современного европейского гуманизма, может предложить человечеству.

Отказавшись от христианства и от тех путей осознания имманентной катастрофичности человеческой жизни, которое оно предлагает, европейский гуманизм вернулся к старому способу – преодолевать собственную катастрофу индивидуально, не обращая внимания на то, как это повлияет на окружающих. Но, кажется, Триер понимает, что такой рецепт пригоден только для отдельных личностей, мало того, эти отдельные личности притягивают Меланхолию ко всему обществу, что грозит всеобщей гибелью. Выхода из этого тупика Триер не видит, о чем и заявляет в фильме честно и открыто.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: grey_horse
2011-08-23 01:20 am (UTC)
Тот пласт, который заставляет меня жалеть о неуправляемости собственных эмоций. Если б я мог выбирать, то, возможно, сделал бы так, чтобы подобные фильмы мне нравились. Но - не нравятся, и ничего с этим не поделаешь.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2011-08-24 06:26 pm (UTC)
А Триера вообще сложно оценивать человеческими категорияим "нравится/не нравится", он слишком уж грандиозен, даже, пожалуй, внечеловечен.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: grey_horse
2011-08-25 02:23 am (UTC)
У меня не так. Всё оцениваю этими категориями, и не представляю высших соображений, которые перевесили бы "не нравится".
(Reply) (Parent) (Thread)