April 2nd, 2008

возле сфинкса, питер

"Battlestar Galactica", сезон 3

Досмотрел наконец-то 3-ий сезон космической оперы "Battlestar Galactica". Впечатлился тем, что три последние три серии сезона отведены под судебное разбирательство. И это в космическом, типа фантастическом сериале. Вместо пшиканья лазеров, рёва двигателей и героических лётчиков - суд. Допрос свидетелей, прокурорско-адвокатские склоки, обалдевшие зрители. И все это, конечно, с долгими пафосными речами о торжестве закона, о справедливом суде и праве на защиту.
Ну это всё равно, как если бы Люк Скайуокер, услышав знаменитое «Пффф. Айм ё фавер. Пфф», тут же подал на Вейдера в суд, требуя уплатить алименты за все годы, что провёл на Татуине. И адвокат с прокурором препирались бы можно ли заслушивать показания дроидов, и каким образом можно вызвать в суд призрак Кеноби. А в качестве свидетелей Вейдер привлёк бы Императора, а Люк - магистра Йоду. Ну а Лея, Хан и Чубака сидели бы в зрительном зале и нервничали (это важный момент в фильме о суде, примерно такой же важный, как закадровый смех в комедии). Нет, всё-таки в те, старые добрые времена, когда соблюдалась чистота жанра, фантастика была как-то понятнее.
Но меня в этой истории на экране даже не внезапное переключение жанра заинтересовало. А то, что подозрительное какое-то торжество правосудия вышло. Collapse )
возле сфинкса, питер

Разговоры в архиве

Интересное, оказывается, место – центральный архив московского ЗАГС. Столько всякого можно узнать, пока сидишь там в очереди. Граждане посещают это место в основном, чтобы собрать документы, подтверждающие право на могилу. Собственно, и я за этим же туда ездил.
Охранник предупредил, что ближе к Пасхе в архиве будет не протолкнуться. Все, как он выразился, московские старухи ломанутся подтверждать свои права на могилу перед тем, как разъехаться на дачи. Тут же в очереди завязалась беседа: у кого кто где похоронен, какие проблемы с оформлением возникают. Одна женщина рассказала, что построила на своём кладбищенском участке маленький колумбарий, куда ставит урны с прахом. И добавила: «Уже четыре урны набралось», то ли с сожалением, то ли с гордостью. Потом охранник хладнокровным до жути голосом сказал, что после того, как похоронил сына, перестал бояться смерти и стал к ней совершенно равнодушен. И поведал публике, какие неофициальные расценки сейчас действуют на кладбищенские участки. На окраине Москвы – 25 тысяч баксов. А на центральных московских кладбищах – от 500 до 700 тысяч. А если нет прав на участок или нет таких денег, то хоронят аж где-то в Электроуглях. Не знаю, где это и что это, но название звучит как-то неприятно.
Понятно, что при таких раскладах за могильными делами надо следить строго. Зазеваешься, не оформишь вовремя - и продадут твою могилку. И доказывай потом, что имеешь право быть похороненным в московской земле...