May 4th, 2010

возле сфинкса, питер

Савинков

Случайно набрел в сети на повесть «Азеф» Романа Гуля. Только начал читать, но уже видно, что вещь замечательная. Вопреки названию, начинается она вовсе не с Азефа, а с Бориса Савинкова, что, конечно, правильно. Савинков, загадочный и притягательный (практически Остин Пауэрс того времени), куда интереснее и Азефа, и многих других деятелей русской революции. Террорист и поэт-декадент (и отличный ведь поэт), хладнокровный организатор убийств и христианский писатель, о котором с уважением отзывался сам Мережковский, человек, ухитрившийся повоевать чуть ли не на каждой стороне революции и гражданской войны, редкостная биография даже по тем временам.

Я и раньше знал, что Савинков был женат (из того, знаменитого: «Когда принесут мой гроб//пес домашний залает//жена поцелует в лоб//а потом меня закопают"), но думал, что это было только для прикрытия, для облегчения революционной работы. Ан нет, оказывается, вышла она за него по глубокой и страстной любви, конечно же, только с ее стороны, Савинков на ответные глубокие чувства был не способен. Он, похоже, вообще никого никогда не любил – ни людей, ни революцию, но зато позволял себя любить очень многим.

Collapse )