June 4th, 2010

возле сфинкса, питер

Летняя сказка

Однажды старый тополь впал в детство. Он вообразил, что снова стал пушинкой и свободно летит вдоль городских улиц, стелится по земле, укладывается в уютную мягкую горку вместе с другими, такими же как он, а потом налетевший порыв воздуха от проезжающей машины снова поднимает его вверх и он летит, летит, летит... И увлеченный силой фантазии старый тополь не выдержал. Он вырвал корни из земли, сорвался с места, на котором рос десятки лет, и зашагал по улице в ту сторону, куда дул ветер. Он шел вся быстрее и быстрее, размахивая на ходу ветками. Его корни задевали стоящие у обочины машины, они в ответ возмущенно гудели, но тополь не слышал, ведь он был всего лишь пушинкой, и что ему за дело до машин?

Люди выбегали из домов и высовывались из окон, чтобы посмотреть на него. Люди вызвали пожарников и милицию, но те не знали, как остановить идущее дерево. В конце концов, они решили накинуть на тополь цепи, распилить его на части бензопилами и сжечь обломки. Но исполнить свое решение они не успели. Машина с людьми, вооруженными цепями и бензопилами, нагнала тополь как раз в тот момент, когда он пересек черту города и скрылся в лесу, так что они увидели только, как качаются ветки там, где прошло дерево, вообразившее себя пушинкой.

По обоюдному молчаливому согласию люди и тополя решили забыть об этом происшествии. Тополям было стыдно даже и подумать, что кто-то из них – серьезных, взрослых, укорененных деревьев сделал такую ребячливую глупость – сорвался с места и убрел неведомо куда. Люди же стали объяснять ту историю массовой галлюцинацией, вызванной жарой, ведь даже ребенок знает, что деревья не могут ходить; думать иначе означало бы противоречить всему человеческому опыту, привычному и общепринятому.

А тополь? Куда же делся тополь? Никто не знает. Может, он пришел в себя, устыдился, побоялся возвращаться на старое место и укоренился где-то еще. А может он так до сих пор ходит по лесам и полям туда, куда подует ветер, и до сих пор считает себя маленькой пушинкой, которая никогда не станет взрослым деревом.