June 10th, 2010

возле сфинкса, питер

О роли ревности в политике

В очередной раз удивился тому, как же сильно не любят отечественные патриоты поэта и певца Юрия Шевчука. Прям так сильно не любят, что аж прям кушать не могут, даже как-то странно. А потом я понял – это же ведь ревность, самая натуральная ревность. Ведь по всем понятиям Шевчук должен быть именно с ними, с патриотами, а он их почему-то начисто игнорирует и предпочитает им либералов.

Если бы Шевчук на той самой легендарной встрече не на «Новую газету» сослался, а, допустим, на «Литературку» (тем более, что список претензий к власти и у либералов, и у патриотов практически идентичен, ну разве что у тех Ходорковский, а у этих Аракчеев), то ему бы враз всё простили и приняли с распростертыми объятиями, и сделали бы главным певцом патриотических сил. А Шевчук почему-то предпочел либералов, интересно почему, действительно ведь патриоты ему должны быть ближе. Хотя понятно, что бывают в жизни совпадения - подружился с одними, поссорился с другими. Д'Артаньян ведь тоже мог спокойно начать службу на стороне кардинала, это ему даже выгоднее было бы, но одно за другое зацепилось и вот уже он верный сторонник королевы. Подозреваю, что и с Шевчуком что-то подобное произошло.
возле сфинкса, питер

О партизанах

А вот интересно, почему все пишут про «приморских партизан» много всякого, но никто не пишет о казалось бы совершенно очевидном – Северный Кавказ переезжает в Приморье. Абсолютно идентичная ведь картина: молодые люди, обозленные на милицию, уходят «в зеленку», оттуда делают вылазки и убивают представителей власти, при этом объявляют себя борцами за свободу, получают широкую поддержку населения, а все попытки силовиков их уничтожить только еще больше злят это самое население, в результате чего ряды «борцов» постоянно постоянно пополняются людьми. Ну как, похоже? Дагестан и Ингушетия так живут уже десять лет с лишним, пора уж передавать опыт дальше.

И как всегда не обходится без нашей родной шизофрении – больше всего радуются появлению «партизан» те же самые люди, которые призывают ужесточить борьбу с северокавказскими подпольщиками и требуют от властей раздавить тех любыми методами.

А о том, во что появление «партизан» может вылиться, даже и думать не хочется. Когда человек, выступивший с оружие в руках против официальной власти, воспринимается в общественном сознании как герой, вполне можно ожидать, что его примеру последуют многие. Очень уж легко приходят на память революционные движения начала 20 века, каждое из которых имело при себе шайку грабителей, то есть, пардон, экспроприаторов, которые обеспечивали партию деньгами и про себя не забывали; а потом все это вылилось в Гражданскую войну с диким разгулом идеологического бандитизма.