February 11th, 2011

возле сфинкса, питер

В очередной раз о бедном доне Румате

Читал тут в наших сетях очередной спор на вечную тему – «Кто Вы, дон Румата?». Началась движуха с вот этого разоблачения Антона-Руматы как бездарного разведчика, завалившего все и вся, ну и, как водится, продолжилось бурным обсуждением в ЖЖ пространстве, с аргументами «за» и «против», текстовыми разборами и переходом на личности (хорошая заметка, например, вот эта, точно подмечено о разнице восприятия образа Руматы в 60-е и в 90-е).

Я почитал, почитал это все и вот что подумал. Что мы видим в тексте ТББ? Мы видим человека, находящегося на грани нервного срыва и эту грань в конце романа перешагивающего. С самых первых строк, с того момента как он миновал могилу святого Мики, седьмую по счету, и последнюю на той дороге, Румата пребывает в состоянии когнитивного диссонанса или, попросту говоря, внутреннего раздрая. Отсюда его постоянная раздражительность по любому поводу, нерациональные поступки, пяьнки-гулянки, метания то в одну, то в другую сторону, гамлетовщина, одним словом.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Сказка о доме

Я расскажу вам сказку о чудесном доме. Это большой, красивый дом. В нем множество разных комнат: огромная библиотека, в которой столько книг, что не прочтешь и за целую жизнь; гостиные и спальни, украшенные множеством картин и скульптур во всех стилях, в каких только творили люди; залы для собраний и театральных представлений; сокровищницы, наполненные драгоценными камнями и металлами; гардеробные комнаты, где висят прекрасные одежды, расшитые золотом; оранжереи, где растут деревья, кусты и цветы со всех концов земли.

Самая главная комната в этом доме – трапезная, в которой сын хозяина дома делит пищу со всеми, кто приходит к нему на пир, а прийти на этот пир может любой. Двери этого дома всегда открыты; здесь нет стражи, отсеивающей неугодных гостей, нет платы за вход, каждый может свободно войти в этот дом и наслаждаться всеми его красотами и благами.

Collapse )