March 13th, 2011

возле сфинкса, питер

Об отношении к иным религиям

И еще по прочтении «Истории религозных идей» Элиаде такая мысль пришла. Он пытается дать некую общую картину развития… нет, даже не развития, а просто существования религиозных идей в истории человечества. Обычное перечисление – было то-то, там-то, тогда-то. По всей видимости, произошло от этого, подверглось влиянию того, повлияло на то, другое, третье. Круг разбираемых идей и понятий у Элиаде не такой уж и большой, в основном сосредоточен на послесмертном существовании, что понятно: все разнообразие верований во всей их ширине и всех проявлениях в 3 тома никак не вместишь, приходится на чем-то сосредотачиваться. Но даже при таком упрощенном рассмотрении получается грандиозная и сложная система. Со взаимными увязками, отслеживанием тенденций, временными срезами, не хватает только графического изображения в виде схемы.

Так вот. Элиаде, естественно, пишет и о христианстве – несколько отдельных глав во втором и третьем томе (у него двойная структура изложения – по эпохам, а внутри эпох – по отдельным религиозным течениям, так что он запросто переключается с индуизма на раннее христианство, потом на зороастризм, от него на проповедь Мухаммеда, а затем на талмудический иудаизм). Христианство в этой схеме органично вписано систему религиозной истории человечества, и предстает как одно из многочисленных проявлений духовного начала, как равноправное в ряду многих-многих прочих. И мне кажется, здесь Элиаде, может и не желая того, ткнул пальцем в болезненное место современного верующего – отношению к сложной и многообразной картине религиозной жизни человечества и к месту христианства в этой картине.

Collapse )