June 28th, 2011

возле сфинкса, питер

Осаму Дадзай

Прочитал повесть японского писателя Осаму Дадзая «Исповедь "неполноценного" человека». Как говорят специалисты, во многом автобиографичное произведение. По крайней мере, в том, что касается воспоминаний детства и попытки самоубийства персонажа. Правда, персонаж выжил, а вот Дадзая оказался "успешнее", он покончил с собой как раз вскоре публикации «Исповеди». Пишет он там про одиночество, про то, что никогда не умел понимать людей… экзистенциальная проза, декаданс начала 20 века с японским колоритом (у них был свой модерн, чем-то похожий на русский, когда Дадзай внезапно про Достоевского вспомнил, я аж вздрогнул). Мне было интересно прочесть, потому что я чувствую схожесть с персонажем. Далеко не во всем, конечно, это только со стороны кажется, что все одинокие люди похожи и что у всех одни и те же проблемы. Нет, на самом деле разница бывает довольно серьезной.

Персонаж повести еще в раннем возрасте понимает то, что до меня дошло только после двадцати, а именно, что «неполноценный» человек может встроиться в общество только одним способом – заняв место шута. Хотя, может, он так рано это понял, потому что жил в традиционном обществе. В большой семье поневоле приходится как-то приспосабливаться. Да и в японской гимназии тоже общественная жизнь куда напряженнее чем в наших школах. Мне-то было легче, я мог просто уйти в уголок и не отсвечивать, не было нужды изображать из себя клоуна, чтобы наладить отношения с окружающими. А потом, когда я понял чего именно от меня требуется, было уже поздно… да и не было у меня желания паясничать и я решил без этого обойтись.

Collapse )