February 23rd, 2012

возле сфинкса, питер

Мимолётное

Читая православных авторов, замечаю порой, что они куда большие кальвинисты, чем сам Кальвин.

Учитывая, что православие и кальвинизм все-таки исходят из несколько разной картины мира, это довольно забавно. Прям как в старом анекдоте, что и как не собирай, а всё равно пулемёт получается.
возле сфинкса, питер

Загадки любви

А вчера на ВЛК, на семинаре по английской поэзии преподаватель говорила о том, что в 16 веке английские поэты позаимствовали у Петрарки любовный сонет как форму, но вложили в него другое содержание. У итальянцев возлюбленная понимается как недостижимый идеал, к которому надо стремиться, а у англичан как противник, которого надо завоевать. Именно поэтому в английской любовной поэзии постоянно возникают мотивы войны и охоты, проходят потом через всю англоязычную литературу и достигают пика у Хэмингуэя в «Старик и море».

А мне почему-то вспомнилась сразу «Наша Раша» с Дулиным и Михалычем, где мотив любви как охоты представлен так, что дальше некуда. Интересно, эта ситуация тоже скопирована с оригинального сериала Little Britain? Если так, то это получается представления английской литературы о любви проникли и в нашу культуру, хотя и в столь искажённом виде.