May 20th, 2012

возле сфинкса, питер

Внезапное разоблачение

Вчера на литкурсах разбирали лингвистические средства, употребляемые в поэтической речи на примере Марины Цветаевой. И в стихотворении «Кто создан из камня, кто создан из глины» обнаружили, что Цветаева объявляет себя язычницей, враждебной христианству. Я на всякий случай зафиксирую это дело, чтобы не забыть.

«Кто создан из камня, кто создан из глины». Из глины создан ветхозаветный Адам, из камня - новозаветный человек как наследник апостола Петра.

«А я серебрюсь и сверкаю». Серебро – символ Луны и языческой богини Артемиды, заодно и намёк на столкновение апостола Павла с серебряных дел мастерами в Эфесе (см. 19 главу Деяний Апостолов). Сверкание означает, что Цветаева не только противопоставляет себя ветхозаветной и новозаветной церкви, но ещё и гордится этим, превозносится.

«Мне дело измена». Отождествление себя с Иудой Искариотом.

Collapse )

Кроме того, наши поэты поставили Цветаевой на вид увлечение шипящими звуками, многочисленные повторы, а также пошлые, приземлённые метафоры. А на вопрос преподавательницы: «Какая судьба ждала бы Цветаеву на семинарах поэзии ВЛК?» ответили, что за такие стихи её бы выгнали с семинара на первом же занятии.

Наши поэты – суровые, прямодушные люди. Уважаю.
возле сфинкса, питер

Разрушение гендерных стереотипов

Посмотрел вот эту программу по телеканалу «Культура»: http://www.tvkultura.ru/issue.html?id=121738
И задумался.

Сидят в студии несколько человек, и, как принято на телевидении, ведут между собой лёгкий, непринуждённый, бессмысленный трёп, ну а так как это «Культура» (в кавычках) – трёп как бы с интеллектуальным налётом. И среди них оказывается один настоящий философ, который пытается перевести разговор в действительно серьёзное русло, попытка, конечно же, собеседниками аккуратно пресекается, что понятно – телевизионная студия не то место, чтобы говорить о серьёзных вещах.

Но меня зацепило другое. Манерный, салонный разговор ради разговора ведут мужчины, а переключиться на что-то подлинное и настоящее пытается женщина. Полное переворачивание привычного порядка вещей. Мы-то привыкли считать, что женщины всегда ведут поверхностный разговор о чём-то неважном, а уж мужчины, особенно философы, о, у них-то разговор непременно масштабный и проникновенно-глубокий. И вот вам пожалуйста – всё меняется с точностью до наоборот.

Полагаю, тот факт, что женщины в наши дни стали способны не только вести равноценный диалог на традиционно мужском поле философии, но и переигрывать мужчин, является не менее серьёзным поворотом в культуре, общественной жизни, сознании, чем «женщина у станка», «женщина-руководитель» или «женщина в университете». Просто поворот этот не так заметен, потому что философов не так много как рабочих и даже руководителей или учителей, но вот он потихоньку начинает проявляться, даже до телевидения добрался.
возле сфинкса, питер

Ссылки на статьи, мои и не мои

Статья Влада Яковлева о книге «Аксёнов» в ЖЗЛ http://kbanda.ru/index.php/articles/retsenzii/257-literatura/2194-zhizn-zamechatelnogo-aksenova.html
Аксёнов, как мне кажется, вообще особая фигура в русскоязычной литературе, своего рода рубеж, отделяющий советскую часть от российской, последний классик. Можно сказать, что после Аксёнова начинается современная русская литература, та самая, которая интересна только небольшой группке литературных фэнов. Аксёнов – последний из общеизвестных серьёзных писателей... конечно, ещё остался Фазиль Искандер, но это уже не совсем то. Искандера, увы, воспринимают как сатирика или, в лучшем случае, писателя с национальной окраины, а к таким в российской культуре отношение специфическое.

***

Издан сборник пьес Виктора Шендеровича
http://kbanda.ru/index.php/literature-and-publishing/2138-izdan-sbornik-pes-pisatelya-viktora-shenderovicha.html
Хорошие пьесы, кстати. Русская литература понесла большую потерю, когда Шендерович занялся политикой. Драматург из него куда лучше чем политический журналист. Кстати, и те пьесы, где меньше всего политики, ему удаются куда лучше. «Потерпевший Гольдинер» - совсем хорош, практически гениален. А вот «Петрушка» скорее забавен и несколько наивен. Попытка представить Путина как трагического персонажа, мучающегося совестью (!) и переживающего, может, будет нормально восприниматься лет через сто. Мы-то Путина видели во всех видах и прекрасно знаем, что ни совесть, ни переживание в нём и не ночевали. Путин это вам не пушкинский Годунов и не Ричард Третий, это цельный человек, абсолютно эпический персонаж, как будто сошедший со страниц Гомера или ирландских саг.

А ещё в сборнике процитирован отличнейший призыв Александра Ширвиндта к Шендеровичу. Убираю под кат, ибо нецензурно:

Collapse )