August 14th, 2012

возле сфинкса, питер

Когда бы...

Один сказал: — Когда б попасть
Хоть на Илью...— «Авось придем.
Другой, с болезненным лицом,
Ему ответил. — Эх, напасть!
Когда бы зажило плечо,
Тянул бы лямку как медведь.
А кабы к утру умереть,
Так лучше было бы еще.

Н. Некрасов "На Волге"
возле сфинкса, питер

Последнее слово обвиняемых

В своем последнем выступлении на суде Надежда Толоконникова обосновала акцию в Храме Христа Спасителя с философской точки зрения, и тем самым, похоже, вырыла яму и себе, и всей группе. Если бы подсудимые поклонились судье и зрителям в пояс и сказали: «Простите нас, народ православный, токмо по дурости нашей бабской сотворили мы сие хулиганство», то их, может, и оправдали или хотя бы срезали срок. А вот речь с подведением «идеи» под свою акцию – это кранты. Идейных у нас не любят, а уж тех, кто в своей идейности упорствует и не хочет от неё отречься – особенно. Полагаю, если бы судья имела возможность принять самостоятельное решение, она бы закатала девушек на всю катушку. А так, может, начальство вмешается, надавит на судью и заставит проявить гуманность. И так уже «прославились» с этим процессом на весь мир.

Но удивительно, конечно, какие темы вдруг вышли на всеобщее обсуждение: отношения церкви и общества, акционизм, право на художественное высказывание... Экономика побоку, политика тоже, все ринулись обсуждать совсем другие вопросы, такого даже и представить себе нельзя было ещё два-три года тому назад. Действительно, начинаешь понимать, что времена изменились, правда, непонятно, как именно они изменились, и что за этими изменениями воспоследует.
возле сфинкса, питер

Вечно акутальный Платон

Фоном всего повествования служит Париж – но не известный всем город из туристических путеводителей, а собственный “Париж” Вишнека, в котором он открывает загадочные, неведомые туристам места и где он общается накоротке с великими тенями прошлого – как на настоящих Елисейских полях.

Какую, однако, изысканную двусмысленность слово «настоящий» приобретает в таком контексте. И ведь действительно, какие «Елисейские Поля» настоящие – те, которые реально существуют в нашем мире, имеют протяжённость, населённость и прочие вещественные атрибуты или те, по имени которых этот проспект был назван, но которые существовали лишь в воображении представителей давно погибшей цивилизации? Похоже, автор аннотации предпочёл в этом вопросе встать на точку зрения Платона.