November 8th, 2013

возле сфинкса, питер

Праздничное

Особенность Октябрьской революции (или переворота, кому как приятнее) в том, что она не вытекала из предыдущей логики развития событий. По идее, после Февраля и короткого невнятного правления «временщиков» должен был произойти военный переворот и крен общества вправо. Там, понятно, возможны были разные варианты от радикально правого (авторитарный лидер, унитарное государство, цензура, подавление несогласных – «франкистский», условно, вариант) до умеренного (создание политической коалиции из правых, центристов и умеренных левых, разрешение политических партий, свобода слова – «колчаковский», условно, вариант), включая совсем уж экзотические варианты вроде возрождения монархии, естественно, конституционной.

Но основа у всех вариантов была бы примерно одна и та же: единая, неделимая Русь, православие, патриотизм, державность и война до победного конца (самое болезненное место «правой» программы – воевать в Великой войне на тот момент уже мало кто хотел). Тут из ниоткуда возникли большевики, за считанные месяцы подмяли под себя Советы, создав фактически параллельное правительство, перетягивающее на себя полномочия. Военные попытались противостоять набирающим силу большевикам, но сильно недооценили степень развала армии, и потерпели положение.

Collapse )