January 4th, 2014

возле сфинкса, питер

Новая серия «Шерлока»

После просмотра первой серии нового сезона меня вот что занимает. Кто говорит? В смысле, от чьего лица ведётся повествование? У Конан-Дойля этим лицом был Ватсон, а здесь... в первом сезоне повествование вроде бы шло от лица Ватсона, но с регулярными вставками «мира, каким его видит Шерлок» (с надписями возле предметов). А вот в новом сезоне с этим какая-то каша. И, кстати, мы не только не знаем, кто рассказывает историю, мы не знаем, что из представленного на экране реально, а что фантазия кого-то из персонажей (не Ватсона, разговор от лица Ватсона закончился). Можно, кстати, предположить, что повествование идёт от того журналиста, который ждёт возвращения Шерлока, и вся история – плод его больного воображения, поэтому повествование стало таким запутанным.

И второй вопрос: о чём эта история? Не о детективе, ловящем преступников, это точно. В первом сезоне, кстати, первая серия была вообще о Ватсоне, о том, как он исцеляется от своих психических проблем. Затем пошли серии, раскрывающие в разных обстоятельствах характер Шерлока. А сейчас такое ощущение, что мы вдруг получили историю о двух братьях (кстати, а она никому Орсона Скот Карда не напомнила: Эндер и Питер, а?), и внимание больше уделяется Майкрофту, чем Шерлоку. Кстати, я бы не удивился, если бы оказалось, что Ватсона в костёр засунул именно Майкрофт.