March 15th, 2014

возле сфинкса, питер

Несколько мыслей вразнобой

1. Неприятно наблюдать раз за разом, как сначала люди громко и яростно обвиняют своих противников в чём-то нехорошем и тут же, что называется, не сходя с места, делают ровно всё то же самое. А на вопрос: «как же так, вы же вроде сами говорили, что нехорошо так поступать?» агрессивно отвечают: «а что, им можно, нам нельзя?».

2. Удивляет чрезмерный накал российской пропаганды, как будто убеждают не столько других, сколько самих себя. Хотя, может, это просто результат того, что наши СМИ уже не владеют другим языком, кроме истерики и псевдоэпилептических припадков. Последние лет десять в этом стиле проводились и общественно-политические дискуссии, и «аналитические программы», да и большая часть развлекательных. Потом зашкаливающая надрывность и откровенное передёргивание фактов проникли в сетевые дискуссии, и большая часть пропагандистских топ-блогеров сейчас мало чем отличается от телевизионных комментаторов. Собственно, поэтому и читать их становится просто физически неприятно.

3. Всё-таки есть что-то опасное в том, что судьбоносное решение для страны принимается кулуарно, в максимально закрытой обстановке, и, в конечном счёте, зависит от воли одного человека. Хотелось бы понимать, на основании какой информации принимаются именно такие решения, какова их логика, просчитываются или нет последствия. Но нет – деятельность высшей власти в России теперь закрыта таким «туманом», что не видно вообще ничего. Лет пять тому назад политологи ещё пытались как-то выстраивать «схемы влияния», что-то там писали про «кремлёвские башни». Сейчас процесс принятия решений неизвестен ни широкой публике, ни политологам, вообще никому, кроме очень узкого круга советников Путина. Причём неизвестно толком даже кто входит в число этих советников.

Collapse )