May 21st, 2014

возле сфинкса, питер

Ролевые игры и реальность

Видел на той неделе возле метро «Бабушкинская» женщину с табличкой «Беженец Украины. Помогите».

Смотрел видеообращения Стрелкова и Бабая. Вспомнилась популярная в среде ролевиков и реконструкторов тема для анекдотов - встреча игроков и цивилов. Строится такой анекдот обычно по схеме: забредает случайно бабка (дед/тётка/почтальон/алкаш) на игровой полигон, встречает рыцарей (назгулов/эльфов/эсесовцев) и сильно удивляется (убегает/залезает на дерево/клятвенно обещает бросить пить). Вот и у меня всё больше создаётся такое ощущение, что и украинские события строятся по схожей схеме: жили себе цивилы, работали, решали какие-то свои проблемы, и тут вдруг раз –кругом игровой полигон, и кого только на этом полигоне нет. Одни отыгрывают УНА/УНСО, другие – вольных казаков, третьи – священную Русь, чётвертые – поздний СССР. А некоторые, пользуясь общей сумятицей, так и вовсе – Дикий Запад и постапок, где можно безнаказанно грабить и вымогать деньги.

При этом в отличие от обычных игровых полигонов оружие у всех участников настоящее. И убивают они по-настоящему. При этом их командиры ещё удивляются, почему ни широкие народные массы, ни Кремль, ни НАТО как-то не торопятся всерьёз поддержать их реконструкторский запал.

Хотя понятно, что в условиях, когда общество уже не способно порождать новые идеи, а только восстанавливать и/или комбинировать старые (на ролевых фестивалях я пару раз видел рыцарей в красных плащах с вышитым золотым серпом и молотом; а что, «советские тамплиеры», почему бы и нет), реконструкторы неожиданно из фриков превращаются в серьёзную боевую силу. По крайней мере, мотивации у них побольше, чем у обычных граждан, не говоря уж о навыках самоорганизации, познаниях в тактике, а в отношении некоторых и реальном боевом опыте.

Да, важное замечание: я отнюдь не считаю, что противостояние на Украине сводится только к «ролёвке», там сейчас, похоже, действуют несколько центров влияния, и внутренних, и внешних, и реконструкторы добавляют сложности этой мозаике, в которой и без того сложно разобраться.