September 9th, 2014

возле сфинкса, питер

Больные точки ситуации постмодерна

Что-то я вдруг расписался про ситуацию постмодерна… ладно, ещё пара мыслей. Мне кажется, для лучшего понимания сложившегося положения вещей стоит выделить три больших, я бы даже сказал, родовых внутренних противоречий постмодерна:

Первое противоречие. Как я уже говорил, главный лозунг постмодерна звучит так: «самая великая истина состоит в том, что нет никаких великих истин». Но вот какая штука, постмодернистское мировоззрение (а говоря о ситуации постмодерна, надо отделять собственно постмодерн как феномен современной культуры и его описание, данное постструктурализмом, которое обычно именуется постмодернистской философией) претендовало на то, чтобы стать своего рода метаязыком (пользуясь термином, введённым Деррида) философии и, шире говоря, всего культурного пространства, то есть языком, который говорит о _всех_ других «языках», тем самым становясь как бы внешней оболочкой для этих «языков» и подчиняя их себе. Но на практике оказалось так, что в ситуации постмодерна этот метаязык стал лишь одним из множества языков, функционирующем на равных правах со всеми остальными. То есть постмодерный дискурс одновременно функционирует и в качестве языка (части множества), и в качестве метаязыка (дескриптора множества).

Второе противоречие, закономерно вытекающее из первого. Постмодернизм постулирует равноправие всех дискурсов, но сами обладатели этих дискурсов как-то не спешат с постмодернизмом согласится. В результате, в реальной ситуации постмодерна те, кто разделяют постмодернистские идеи, начинают проводить границу между теми, кто признаёт границы и теми, кто не признаёт.

Третье противоречие, итожащее предыдущие. Collapse )