January 24th, 2015

возле сфинкса, питер

Новогодний огонек

Завершая (с большим опозданием) тему праздничных впечатлений. Попалась тут как-то то ли в ЖЖ, то ли в фейсбуке запись новогоднего «огонька» на НТВ в ночь с 1994 года на 1995-й. По нынешним временам смотрится, конечно, дико, как нечто из параллельной вселенной. Свободная, расслабленная и очень живая атмосфера. Звёзды поют под караоке, кто-то явно отрепетировано, кто-то в режиме импровизации, читая текст с бумажки. Хиль выступает дуэтом с Титомиром, «Мегаполис» исполняет «Карлсмарксштадт» и всё такое.
http://www.youtube.com/watch?v=Ve7cD9Io2Kg

А ведь я когда-то видел этот «огонёк» в прямом эфире. И тогда он воспринимался как вполне органичная часть НТВшного формата. Вообще, НТВ тех лет был даже не столько «независимым», сколько «вольным» телевидением. Для ведущих не существовало запретных тем, в прайм-тайм показывали фильмы, которые сейчас показывают только после часа ночи… Забавно вспомнить, но тогда казалось, что именно таким и должно быть телевидение, это сейчас, после всех извивов истории последних двух десятилетий, стало понятно, что такая вольница в России возможна только в крайне ограниченных и маргинальных медийных пространствах, а не на федеральном телевидении. Климат у нас такой - суровый.

Да и НТВ тогда уже начал постепенно изменяться, и когда его окончательно прикрыли, уже далеко ушёл от того раннего романтичного настроения. Потом что-то подобное пытался устроить Рен-ТВ (кстати, помнит кто их «Неголубые огоньки» совместно с «Нашим радио»?), но времена уже наступили другие, и ничего из этого не вышло. Небольшие оплоты свободы высказывания остались только на дециметровых каналах, да и то лишь в юмористической форме («Камеди клаб» и «Уральские пельмени») и с очень ясным пониманием того, о чём можно говорить, о чём нельзя.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Об Айзеке Азимове

Запись нашего с Игорем Поповым разговора об Айзеке Азимове в цикле передач «Культуротека»
http://nlradio.podfm.ru/kultura/1315/

Как обычно, добавлю кое-что, не вошедшее в передачу. В творчестве Азимова очень любопытны три генеральные идеи, прослеживающиеся и через романы цикла «История будущего», и через отдельные романы.

Первая – то, что сам Азимов называл законами робототехники, хотя, на самом деле, там не в роботах дело. По сути, Азимов пытался популяризовать идеи Витгенштейна, ну и, понятно, всей аналитической философии в целом. Нам дана логическая система из трёх последовательных высказываний (Второй закон базируется на Первом, Третий на Втором и Первом), представляющих собой элементарные предложения, разделяющихся на атомарные факты (робот, человек, действие, вред) и устанавливающих взаимодействие между этими тремя фактами. То есть, по сути, это очень упрощенная система конвенциональных языковых правил, в каком-то смысле Три закона – это язык (способ мышления) производителей роботов и самих роботов. Опять же, всё это очень-очень сильно упрощённо, практически, до уровня младших классов школы.

Collapse )