February 7th, 2015

возле сфинкса, питер

Война

Одним из утешений (небольших, но всё же) при наблюдении за военными действиями является проистекающее из исторического опыта знание того, что войны когда-нибудь заканчиваются. Даже самые долгие. Даже если сейчас не видно никакого шанса на их прекращение. Всё проходит, и война тоже.

***
Я где-то читал, что после Тридцатилетней войны во время Вестфальской конференции целый год ушёл только на то, чтобы выяснить, как началась война и какие цели перед собой ставили её первоначальные участники. Просто оказалось, что никто толком и не помнит, с чего началась война, даже те немногие кто дожил до мира.

Вот и с этой войной, мне кажется, проблема в том, что никто не может понять, с чего всё началось и кто какие цели перед собой ставит. Поэтому переговоры постоянно обрываются и уходят в пустоту… а года на то, чтобы разобраться, ни у кого нет. Да и желания разбираться тоже как-то не видно.

***
Странное ощущение – видеть, как воплощается в реальность то, о чём читал в детстве у Гашека. Безумная пропаганда, дурость полиции и спецслужб, злорадные издевательства «креативного класса» (у Гашека вольноопределяющийся Марек один, а у нас сейчас таких Мареков - батальон как минимум). И, кстати, начинаешь понимать, что действительно во время войны швейковский идиотизм – вполне себе стратегия поведения: чтобы не сойти с ума, можно, например, от этого самого ума избавиться.
Collapse )