March 8th, 2015

возле сфинкса, питер

Праздничное

Есть некая историческая несправедливость в том, что 8 марта превратилось из дня памяти о борьбе за права женщин в некий обобщённый женский день. Хотя, в общем-то, такая ситуация вполне логична, праздники существуют для того, чтобы объединять, и потому тон каждого праздника как-то сам собой сползает к «за всё хорошее против всего плохого». И этот процесс прослеживается в истории практически каждого национального праздника.

Немного жаль, что в результате забылось суфражистское движение начала XX века и те вопросы, которые оно ставило перед обществом, как и то, что суфражистки всё-таки добились своих целей. И, кстати, это ведь тот редкий случай достижения серьёзных политических и мировоззренческих изменений ненасильственным путём. При всей своей активности и радикальности суфражистки никогда не прибегали к террору… хотя тут можно вспомнить, как активно женщины участвовали в терроре во времена Российской империи, но это всё же несколько другой случай – в последние десятилетия существования империи террор стал своего рода нормой политической деятельности. Это хорошо заметно по мемуарам Савинкова, например, когда он рассказывает о том, с какой лёгкостью он и Азеф собирали очередную команду исполнителей теракта после нескольких полных разгромов Боевой Организации. Такое ощущение, что у них там очередь стояла из желающих покидать бомбы в какого-нибудь губернатора. Впрочем, там всё же речь шла не об отдельных изменениях в законодательстве, а о сломе политической системы и выстраивании новой.

Collapse )