May 27th, 2015

возле сфинкса, питер

Дорога ярости.

После просмотра свежего фильма про Безумного Макса как-то вот задумался, что антураж постапокалиптической фантастики очень уж хорошо укладывается в систему экзистенциальной философии. Весь мир – руины, тлен и уныние, окружающие – сплошь уроды, физические и моральные, не исключая и субъекта восприятия (везде кошмар, особенно в зеркале), надо всем витает атмосфера скорой и неизбежной мучительной смерти, но! При всём при этом необходимо сохранять в себе человечность, делать то, что должно, продолжать закатывать на гору свой камень, даже понимая всю бессмысленность этого действа, и создавать добро из зла, потому что таки больше не из чего. Я, правда, никогда не понимал, как одно вытекает из другого, почему тотальная гнусность бытия побуждает человека действовать морально. Я даже раза три перечитывал известное эссе Альбера нашего Камю, но, увы, так и не смог понять его логику. А уж в случае с «Тошнотой» Жана нашего Сартра, мне по-настоящему стало тошно, когда главный герой в финале, после того, как долго и убедительно рассуждал об убогости окружающей действительности, начал петь хвалу искусству как единственному смыслу в жизни.

Collapse )