February 12th, 2018

возле сфинкса, питер

Про сонное состояние и Шкловского

Последнюю неделю, с тех самых пор, как Москву завалило снегом, сидел дома. Чувствовал себя как-то странно… не то чтобы плохо, скорее вяло и очень-очень сонно. То ли это простуда такая, то ли погода действует, то ли аллергия на снег, то ли авитаминоз пополам с астеническим синдромом. Выходил только до магазина, но и этого хватило, чтобы оценить непроходимость пешеходных тротуаров и сузившуюся проезжую часть. Collapse )

Все эти дни в свободное от работы время я в основном спал (почему-то прям очень хочется спать, прям вот как выгляну в окно и увижу, что там творится, так веки сами собой смыкаются), и ещё немного читал. В частности, прочитал сборник «Самое Шкловское». Узнал оттуда ответ на давно мучающий меня вопрос – как же Шкловскому с его биографией удалось пережить 30-е годы. Оказалось, что он всё это время крепко спал. Ну, не всё время, конечно. Приходилось ещё работать, но на каких-то не особо заметных мелких работах, при этом Шкловский как можно меньше писать и как можно больше спать. Мне (наверное, по причине моего собственного состояния) показалось, что это хороший способ проживания особо дрянной общественной и культурной обстановки. Будь умным, как Шкловский: если видишь, что наступила зима, залегай в спячку. А проснулся Шкловский только в 60-е, причём сразу проснулся литературным авторитетом просто в силу своего знакомства практически со всеми известными деятелями Серебряного века.

Collapse )