?

Log in

No account? Create an account
Экономические итоги года. - Флегматичный циник — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Экономические итоги года. [Jan. 21st, 2007|01:08 am]
olnigami
[Tags|]

Что-то я за всякими заботами совсем забыл о подведении итогов года, которым я с таким энтузиазмом занимался в последние дни декабря. Так что сегодня на очереди итоги экономические. Первые черновые заметки по ним я сделал еще во время рождественских каникул, а сейчас просто дописал. Кстати говоря, на этой неделе журнал «Эксперт» тоже подводил итоги года и, как оказалось, наши выводы во многом совпадают.


Предупреждение.
Я не пишу о макроэкономической статистике, росте ВВП, инфляции и прочих сложных материях. В этих делах разобраться тяжело даже специалисту, а я макроэкономическим анализом не занимался с самого института и уже изрядно подзабыл даже то немногое, что знал тогда. Поэтому я буду говорить об итогах и перспективах экономики исключительно со своей скромной точки зрения, так, как этот год выглядел для меня – экономиста крупного промышленного предприятия и главного бухгалтера малого предприятия, а также для тех коллег-экономистов и бухгалтеров, с кем я общаюсь. Что важно подчеркнуть, говорить я буду в основном о Москве, потому что ситуацию в других регионах страны представляю себе очень слабо.

Итак, первое, чем отличился прошлый год - это денежный поток, обрушившийся на московские предприятия. Я не считал рост числа заказов или рост выручки по сравнению с прошлыми периодами, но этот рост заметен и безо всяких подсчетов. Причем произошел не только рост количества заказов, но и качественный скачок. Готовность контрагентов переводить деньги приятно удивляли весь год. В принципе, в последние годы задержки оплаты за выполненные работы и случаи злонамеренного нарушения договорных обязательств стали редкостью, но даже на этом фоне прошлый год производил впечатление. Частные потребители тоже не жмотничали, не экономили на копейках, а ровным счетом наоборот – покупали много и с удовольствием. Вообще, в этом году было такое ощущение, что очень многие как-то, не знаю даже, как это назвать, раскрепостились, что ли, почувствовали вкус к потреблению. Предприятия финансово окрепли, подтянулись, избавились от прежних страхов и комплексов, почувствовали уверенность в собственных силах. Даже скаредные до отвращения госконторы стали спокойнее относиться к тратам.
Не знаю, чем это объяснить. Конечно, очень сильно влияют «шальные» деньги от экспорта. Но ведь эти деньги уже сколько лет идут, а вот такого ощущения в предыдущие годы не было. Журнал «Эксперт» говорит, что сейчас инвестиции в сырьевые отрасли снизились и больше денег пошло в потребление, что расширились объемы инвестиций, как отечественных, так и иностранных. Что ж, может быть и так.
Еще мне встречалась такая версия, что это все от отчаяния, что люди не чувствуют твердой почвы под ногами и потому стремятся потратить деньги раньше, чем грянет масштабный кризис. Не знаю, может, в частном потреблении такой стимул и присутствует, но вот у предприятий скорее наоборот – я вижу, что они планируют свою деятельность на больший срок, чем раньше, и что начинают проекты, о которых раньше только разговаривали как о делах далекого будущего. То есть причина, на мой взгляд, лежит больше в области психологического, идейного. Предприниматели почувствовали, что экономика крепко стоит на ногах и что в ней действительно можно работать, а не просто выживать, отсюда и инвестиции, и новые проекты, и расширение бизнеса. Отсюда же рост зарплат и занятости, рост экономики, в том числе и промышленной, рост частного потребления и так далее.
***
Что ж, это все был позитив. А теперь для симметрии пойдет нагнетание негатива.
Итак, негатив первый. Денежное преизобилие, обрушившееся в прошлом году на экономику, вызвало к жизни пропорциональный рост... э... ну, назовем их вежливо «непроизводительными затратами». Не то чтобы этих самых затрат не было раньше, были и даже очень, но в нынешнем году они окончательно перешли пределы приличия. Газпромовская стройка в Питере, дикие гонорары западных звезд на корпоративных вечеринках, тотальная скупка недвижимости в Ницце, развлекуха в Куршавеле. Не бедствовали в этом году и чиновники. Слово «пилить» и различные производные от него настолько прочно вошли в современный бизнес-жаргон, что певец Газманов даже целый клип про это замечательное занятие снял. Тоже ведь хороший показатель того, что происходило в этом году.
Думаю, не стоит объяснять, насколько разлагающе действует такое положение дел на экономическую и социальную жизнь общества. Как оно сказывается на эффективности государственной политики, на производительности и на моральном климате в обществе. Да, государство в этом году пыталось бороться с этой бедой, но без особых результатов. Было много громких дел, много шума, но чувствовалось, что до разрушения коррупции как системного явления еще очень и очень далеко.
Во-вторых, в прошлом году отчетливее, чем раньше, проявились пределы экономического роста, связанные с дефицитом ресурсов (в самом широком понимании этого слова). Первый звоночек прозвенел в феврале, когда РАО ЕЭС потребовала, чтобы часть московских предприятий сократила рабочий день до 15.00. В противном случае не исключалась возможность аварий на электроподстанциях. С тех пор ситуация в электроснабжении не слишком улучшилась, хотя и несколько ушла в тень благодаря аномально теплой зиме. А закончился год тем, о чем давно говорили автомобилисты – пробки в Москве стали постоянными и практически повсеместными, что тоже не лучшим образом сказалось на работе предприятий. Сюда же можно добавить постоянный рост цен на бензин из-за отсутствия достаточных мощностей по переработке нефти, планируемый Газпромом рост цен на газ по причине того, что его добыча не успевает за ростом внутреннего и внешнего потребления, рост цен на строительные материалы и услуги. Все это стало наглядным подтверждением того, что существующая инфраструктура (опять же, в самом широком понимании этого слова) не выдерживает ни роста производства, ни роста потребления. Старые, еще советских времен, мощности постепенно приходят в упадок, а новые вводятся в строй не в таких количествах, как хотелось бы.
Власти на инфраструктурный кризис реагировали довольно бурно, но не слишком эффективно. Похоже, эта проблема стала для них некоторой неожиданностью, впрочем, это можно понять. Привычка к тому, что ресурсов у нас всегда – хоть завались и трать – не хочу, плотно въелась в сознание как элиты, так и населения еще в советские времена, если даже не пораньше. И преодолеть эту привычку будет очень и очень непросто.
Другой, не менее важный ресурс, нехватка которого пока еще стоит не столь остро, как нехватка автомобильных развязок в Москве, но в будущем может оказаться куда как более серьезной, чем любые пробки, это, конечно, ресурс трудовой. Нехватка кадров, особенно высококвалифицированных, это вполне понятная проблема любой растущей экономики, но у нас эта проблема накладывается еще и на кризис образования, и на демографический кризис. Система профессионального образования в России за последние пятнадцать лет почти полностью развалилась, а в системе высшего образования наметился неестественный перекос в сторону экономических и юридических специальностей. Молодежь не слишком-то желает идти по инженерной или рабочий линии, а люди с опытом такой работы заняты уже практически все, причем многие даже не на одной работе. В результате, сейчас в Москве найти квалифицированного электромонтажника, конструктора или технолога – довольно большая проблема. В этой сфере сложилась практически такая же ситуация, как и с производственными мощностями в промышленности – ресурсы, оставшиеся от советской системы, уже все пущены в дело (многие из тех, кто в начале 90-х уходил в бизнес, теперь вернулись обратно к паяльникам, станкам и осциллографам), но они постепенно изнашиваются (в смысле, уходят на пенсию, ну или...), а заменить их не на кого или же замена происходит не так быстро, как выбытие. Причем дальше ситуация будет только ухудшаться – эффект от бэби-бума начала 80-х уже прошел, а ведь после того бэби-бума и без того невысокая рождаемость резко пошла вниз, так что вскоре нехватка молодых кадров станет не просто статистическим фактом, а вполне реальной проблемой.
Власти, опять же, вполне осознают надвигающуюся угрозу со стороны обоих этих кризисов . Весь прошлый год про демографию много говорили, даже сам Путин упомянул про нее в послании к Федеральному собранию, после чего на эту тему дружно накинулись все СМИ, депутаты и общественные деятели (которых, в принципе, по их полезности и степени влияния на события тоже можно смело приравнять к СМИ), в общем, кто только на эту тему не высказался. Про образование говорили не столь много, но тоже достаточно громко. В результате под образование был выделен аж целый отдельный национальный проект, ну а к демографии привязали проект «здравоохранение» плюс громко разрекламировали некие малопонятные «родовые сертификаты на второго ребенка» (во что выльется эта идея, станет понятно еще нескоро, минимум через три года). То есть проблема была осознана и были сделаны какие-то, не слишком убедительные шаги по ее преодолению. Увы, ничего большего от нынешней государственной власти ждать не приходится. Кстати, медлительность принятия административных решений и низкую и их эффективность тоже ведь можно отнести к инфраструктурным проблемам, мешающим развитию экономики.
Пределы экономического роста уже ясно видны, и вполне логично, что первой подошла к порогу именно Москва. Рост столичной экономики в последнии годы поражал воображение, но за рост приходится платить – как минимум затратами на новую одежду:) Москва пока что пытается решать эту проблему экстенсивным методом, вытягивая ресурсы (опять же, в самом широком понимании этого слова) из других областей России. Но ведь в других областях эти ресурсы отнюдь не безграничны, кроме того, в минувшем году в других местах тоже наметился рост, а значит они будут использовать ресурсы для себя. И Москве либо придется очень серьезно повысить плату за ресурсы, что не лучшим образом скажется на цене для конечного пользователя, а цены в Москве уже зашкаливают за все пределы разумного (кстати, переизбыток приезжего населения в Москве и все вытекающие отсюда последствия тоже можно считать платой за экономический рост), либо придется учиться использовать ресурсы более экономным образом, то есть переходить к интенсивному развитию. Насколько это возможно для нынешней экономической системы, разъеденной коррупцией и кумовством и демонстрирующей крайнюю нелюбовь к любым реформам, пока что сказать трудно. Но делать это все равно придется и чем раньше, тем лучше. Пока система еще демонстрирует возможность к росту, ее можно хоть как-то регулировать. Когда же экономика превратится в гнилое болото, как это произошло в свое время с экономикой СССР, менять что-нибудь будет уже поздно. Потребуется новая экономическая (и сопутствующая ей политическая) революция, чтобы это болото расшевелить и снова заставить воду течь.
linkReply