?

Log in

No account? Create an account
«Апокалипто» - повесть о Настоящем Мужике. - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

«Апокалипто» - повесть о Настоящем Мужике. [Jan. 28th, 2007|12:27 am]
olnigami
[Tags|]

Забавно смотреть, как в фильме «Апокалипто» проваливаются попытки Мела Гибсона изложить какую-нибудь идею. То он пытается поговорить об отношении людей к природе, то о причинах гибели империи, то о неумолимости судьбы, то о цивилизации и дикости – и разговор все время получается одинаково беспомощный. Такое ощущение, что ему самому все эти рассуждения малоинтересны, так что он быстренько их сворачивает и переходит на ту единственную тему, на которую он всегда с блеском и вдохновением вещает: «Настоящий Мужик – это тот, кто ведет себя как Настоящий Мужик». Удивительно, но на такой немудреной мысли Гибсон строит очень цельное, динамичное и захватывающее повествование.
Дикие индейцы охотятся в джунглях на тапира, цивилизованные индейцы охотятся на диких индейцев, чтобы потом прнести их в жертву богам. Кругом царит природная жестокость и круговерть насилия, но Настоящий Мужик остается Настоящим Мужиком при любых обстоятельствах. Пусть враги разрушили его идиллическую жизнь, пусть его самого ухайдокали почти до смерти, так что он едва было не сдался и не забыл о том, что он – Настоящий Мужик, но в последний момент все-таки сумел преодолеть свой страх и мужество вернулось к нему, ну а враги… что враги для Настоящего Мужика, который осознал, что он Настоящий Мужик? Неважно, когда и где разворачивается эта история, неважно, насколько она соответствует историческим реалиям, законам природы и элементарной логике. Персонажи эпоса тоже мало чему соответствуют, но это не мешает им быть героическим примером на протяжении целых поколений. А как бы Гибсон ни старался снять мелодраму, историческое кино или завернуть что-нибудь сложно-философское, все равно у него выходит все тот же дубовый, простой как две копейки эпос. Брутальный, кровавый, героичный и невероятно захватывающий. На протяжении всего фильма буквально невозможно оторваться от экрана, настолько картинка живая и реалистичная. Глядя на то, как жрец майя распарывает грудь жертве и вырывает сердце начинаешь примерно понимать, какие чувства испытывали викинги, когда скальд пел им о том, как Гудрун вырезает сердца своим сыновьям, готовит из сердец суп и кормит этим супом своего мужа. Глядя на то, как герой вытаскивает из бока стрелу, начинаешь понимать, что испытывали древние индейцы слушаю о том, как Арджуна и Карна осыпали друг друга тучами стрел или как в тело Бхараты вонзилось столько стрел, что когда он упал, то стрелы уперлись в землю и он умирал «на ложе из стрел» (кстати, к вопросу о том, сколько может человек пробежать с раной от стрелы в боку – Бхарата ведь умирал добрых полдня, успел перед смертью поговорить со всеми родственниками и попросить ушицы водички). Гибсон в этом фильме возвращается в прошлое, к колыбели литературы, к жанру, лишенному рефлексии. Никаких моральных оценок, никаких движений души и сложных эмоций, никакой символики – только Герои, Сражения, Поступки (все, конечно, с большой буквы – такова особенность жанра). Позже придут всякие вагнеры и начнут на этой теме извлекать смыслы, строить философские системы, развивать психологию. Но пока этого не произошло, мы можем молча и восхищенно любоваться сагой о Настоящем Мужике, который преодолевает все.

З. Ы. А нынешним потомкам индейцев майя стоило бы не обвинять Гибсона в расизме, а памятник ему поставить (а лучше – два и, конечно, работы Зураба Церетели, у этих двух творческих личностей много схожего). Он же им просто подарил собственный эпос не хуже, чем у скандинавов или англо-саксо-норманов.
linkReply