?

Log in

No account? Create an account
О разном понимании Нового Израиля - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

О разном понимании Нового Израиля [Jul. 3rd, 2012|01:13 am]
olnigami
[Tags|]

mike67 предложил свой вариант ответа на вопрос о том, почему православных так возмутил панк-молебен в Храме Христа Спасителя. Я с Майком не совсем согласен. нет, что-то он подметил верно, но, по-моему, причины тут гораздо глубже и лежат в той области, которую можно назвать «религиозным подсознанием», вслух об этих вещах не говорят и догадываться о них приходится по косвенным признаком, проводя своего рода религиозный психоанализ.

Так вот, надо учесть, что одна из базовых парадигм русского православия состоит в том, что оно воспринимает себя как Новый Израиль*, богоизбранный народ и хочет быть максимально похожим (символически, естественно, не буквально) на Израиль настоящий, причём именно на Израиль периода Второго Храма. Почему эта идея так овладела сердцами русских православных и чего они хотят получить, воспроизведя Израиль на русской земле, не очень понятно. Возможно, предполагается, что как только удастся добиться идеального сходства, так Мессия тут же придёт в Россию и установит в ней Небесное Царство.

Понятно, что для полноты сходства с иудаизмом периода Второго Храма русскому православию нужен этот самый храм – самый святой, самый главный, единственный и неповторимый. Когда-то эту роль выполнял Успенский собор, но по известным причинам он сейчас недоступен и потому роль Храма перешла к Храму Христа Спасителя. Замена получилась крайне удачная. Во-первых, Храм Христа Спасителя – новодел, как и Второй Храм, особенно в первом веке после кардинальной перестройки Иродом Великим. Во-вторых, Храм Христа Спасителя активно используется в коммерческих целях, обогащая карманы верхушки православного священства. Ровно то же самое отношение было ко Второму Храму со стороны первосвященников и их окружения во времена Христа, что, кстати, послужило для Него поводом для двух провокационных выходок в адрес храмовой сокровищницы и тех, кто к ней примазался: принесения в сокровищницу монеты, вытащенной из брюха рыбы (надеюсь, Пётр монету хотя бы помыл перед тем как отдать сборщику) и широко известного изгнания торговцев из Храма (торговцы вряд ли платили в сокровищницу, скорее всего, отдавали священникам плату за место напрямую, но это неважно).

Вообще, нынешнее патриархальное священство русского православия удивительно напоминает новозаветных саддукеев. Тоже не верят в основные постулаты той религии, к которой принадлежат, охотно сотрудничают с властями и используют своё положение для личного обогащения. Да и с фарисеями, иродианами и ессеями у нас сейчас тоже всё в порядке, полный комплект. Так близко к Израилю того времени, пожалуй, русское православие ещё никогда не было. Мечты сбываются.

Возвращаясь к панк-молебну. Теперь, я думаю, понятно, почему русские православные так бурно отреагировали на произошедшее. Для них Храм Христа Спасителя – абсолютная святыня, а солея Храма – почти что Святое Святых, и потому поступок девушек воспринимается как абсолютное кощунство. При этом интересно то, что вслух сформулировать эту позицию русские православные не могут, потому что тема Нового Израиля и нового Храма – одна из тех тем, которые существуют в коллективном религиозном подсознании, но не проговариваются и на сознательном уровне даже не осознаются. И это, конечно же, ещё больше отягощает ситуацию – как известно, сублимация загоняемых в подсознание фрустраций отключает возможности по самоанализу и самокритике. Русское православие сейчас продолжает считать себя Новым Израелем, но до одури стыдится признать это вслух, и когда кто-то по незнанию попадает в этом место, реакция выходит неожиданно и загадочно бурной (полагаю, участницы группы действительно не понимали, насколько болезненную для русского православия тему они затронули).

Отсюда же вытекает проявившееся разногласие внутри Русской Православной Церкви – часть клириков и сочувствующих требует расправы с пеной у рта, часть занимает более сдержанную позицию, часть недоумевает в чём, собственно сыр-бор и откуда вдруг такая бурная реакция на довольно мелкое, в сущности, происшествие. Разногласие это, на самом деле, не между «либералами» и «фундаменталистами», как его пытаются представить, а между «русскими православными» и «православными христианами» (названия, конечно, достаточно условны, сейчас, насколько я знаю, эти группы никак не выделены ни сторонними наблюдателями, ни их участниками), а между этими двумя группами есть существенные различия, причём это базовые различия. «Православные христиане» не разделяют идеи о России как Новом Израиле, о Храме Христа Спасителя как Новом Храме, достаточно критически относятся к Московской Патриархии (а для «русских православных» патриарх играет роль первосвященника – святого, безгрешного предстоятеля перед Богом за грехи народа). И, судя по всему, именно этот конфликт, неосознанный, невысказанный, конфликт между пониманием православной церкви как Нового Израиля, который должен во всём повторить ветхий Израиль, и пониманием православной церкви как Нового Израиля, который действительно целиком и полностью новый, который живёт не законом и пророками, а Христом и Его жертвой, этот конфликт станет основным событием жизни православной церкви на ближайшие годы. И от того, каким образом разрешится этот конфликт, зависит, какой станет православная церковь в будущем.

-----
* Говоря о православной парадигме мышления, часто используют обращение к такой идеологеме как «Москва – Третий Рим», забывая, что эта идея не более чем новодел 19 века, разработанный интеллигентами-славянофилами и подхваченный властями Империи с целью обосновать претензии на черноморские проливы. Потом эта идея, равно как и прочая византийщина, просочилась в русское православие, но сколь-нибудь серьёзной роли никогда не играла. А вот идеологема «Москва – Новый Израиль» - это как раз самая сердцевина русского православия как минимум с 17 века (вспомните грандиозный проект патриарха Никона по превращению подмосковных земель возле Истры в Святую Землю).
linkReply