?

Log in

No account? Create an account
Наука и христианский традиционализм - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Наука и христианский традиционализм [Aug. 28th, 2013|11:41 pm]
olnigami
[Tags|, ]

Слушал интервью Сергея Корякина, декана заочного факультета семинарии евангельских христиан, на радио «Новая жизнь». http://www.nlradio.net/slovo-dlja-tebja/1456--q-q-#comments

Интервью посвящено теме «креационизм против эволюции», и оказалось, что Сергей придерживается взглядов «теистического эволюционизма» (он же «староземельный креационимз») – идеи о том, что Вселенной и Земле столько лет, сколько говорит наука, Шестоднев следует понимать символически, а эволюция есть один из инструментов Божественного творения.

Теория, надо признать, довольно привлекательная, потому что позволяет хоть как-то приблизить и согласовать научные данные и традиционные христианские взгляды. Собственно, именно поэтому такого круга воззрений (в разных проявлениях – внутри «теистической эволюции» тоже есть свои разветвления) придерживается подавляющее большинство учёных-христиан и против этой идеи как минимум не возражают некоторые деноминации, в том числе католики и англикане. Да и в православии есть сторонники такого подхода (в их число, кстати, входит один небезызвестный в интернетах диакон). Мало того, «теистический эволюционизм» имеет некоторую опору на историческое наследие ранней церкви, так как некоторые учителя того времени высказывали похожие идеи, но потом эта традиция прервалась (да и в те времена она всё-таки была далеко не мейнстримом).

Если при рассмотрении вопрос о творении ограничиться только Шестодневом, то тут действительно есть основания для рассуждений о метафоризме и символизме. Первая глава Бытия явно написана в поэтико-мифическом стиле и потому трактовать её можно по-разному. Проблемы «староземельцев» начинаются после Шестоднева, и чем дальше, тем хуже.
Первая вещь, которая подвисает при таком подходе – это вопрос о происхождении человека. Да, здесь есть некоторые варианты, позволяющие выйти из затруднения без потери лица. Известная идея о том, что Эдемский сад находился не на земле, а в духовном мире, и Адам и Ева после грехопадения были изгнаны в плотские, смертные тела (отсюда стих о том, что Бог дал им кожаные одежды) и от них-то пошли на земле люди. Идея эта ещё выглядела правдоподобной (хотя и со скрипом), пока в научном мире в ходу было понятие о «митохондриальной Еве», прародительнице всего человечества и о резкой границе между человекообразным приматом и хомо саписенсом. Но сейчас биологи всё больше приходят к мнению, что невозможно определить тот момент, когда предки человека превратились в хомо сапиенса, и что, судя по всему, процесс этот шёл параллельно – сначала появилось несколько видов сапиенса (кроманьонцы, неандертальцы, денисовцы), но «выжил» лишь один из этих видов. Вот, например http://antropogenez.ru/article/76/ - попытка учёного объяснить, что же на самом деле имеется в виду под митохондриальной Евой.

Но и это лишь полбеды. Хуже то, что при таком подходе летит напрочь идея о первородном грехе и о том, что грех и смерть пришли в мир в результате отступничества Адама. А ведь это одна из базовых догм христианства, и без этой догмы сразу встаёт вопрос о том, почему Бог сотворил этот мир столь несовершенным. Тут, правда, можно опять включить теорию о том, что грехопадение произошло в духовном мире, и вот тогда Господь и сотворил этот мир падшим, а уж Адама с Евой в этот падший мир отправил на несколько миллиардов лет позже (Он ведь и Господь времени тоже, и для Него миллиард лет туда, миллиард лет сюда - сущие пустяки), Идея в принципе неплохая, но, как бы это сказать, «ложечки мы нашли, только вот дурной осадок всёравно остался».

Идём дальше. Вся историческая часть книги Бытия до Авраама тоже рассыпается в прах. Никакого Каина, никакого потопа, никакой Вавилонской башни, «не так всё было, совсем не так». Да, и здесь можно выкрутиться, можно сказать, что это всё нравоучительные сказания. Что история Каина символизирует склонность человека к ревности и убийству, что потоп был локальный, только в Месопотамии (откуда и произошла сама эта история), а Вавилонская башня – это иносказание о гордыне и бунте против Бога. И вообще, читайте Лосева «Диалектика мифа», он там хорошо и правильно написал, как надо относиться к мифологии. Всё это прекрасно, конечно, но опять же неприятный осадочек остаётся.

Если Библия неверна в этих стихах, написанных не как поэтический миф, а как историческая хроника, как можно быть уверенным, что она верна в других местах? Да и пойди объясни простым прихожанам, как это мы так здесь читаем буквально, здесь метафорически, вот тут у нас легенда, а вот тут, может, было, может, нет, может, символическое отображение реального факта. Нет, народ нас не поймёт, товарищи! И для служителей это очень мощный аргумент против теистического эволюционизма. Легко и приятно богословам рассуждать в своих семинариях о метафорах и толкованиях, а служителю надо выйти на кафедру и прямо сказать людям Божьим, что, дескать, согласно последним изысканиям британских богословов никакого Каина в реальности не было, но мы все равно будем о нём читать, потому что написано же!

При рассмотрении Нового Завета теологическая эволюция, отрицающая грех Адама, тоже вызывает серьёзную проблему. С Евангелием дела обстоят ещё более-менее нормально – всё-таки очень удачно, что Иисус избегал догматического богословия и религиозной философии, предпочитая им жизненную практику. А вот апостол Павел на противопоставлении ветхого Адама и нового Адама строит целую систему, да ещё и включает её в своё учение о спасение. А учитывая, что всё последующее богословие в той или иной степени задействует идеи апостола Павла, то цельное здание христианской мысли явно даёт трещину и начинает потихоньку ехать куда-то не туда.

И, наконец, идея теологической эволюции ставить под сомнение христианскую эсхатологию. Ведь если Бог творил мир постепенным, эволюционным образом, то и превратить его в новый, благой мир Он тоже может также постепенно и эволюционно. Без Армагеддона, суда и тому подобного. И тут же на сцену выходят Тейяр де Шарден, Николай Федоров и ряд других мыслителей, которые чётко доказывают, что да, не нужен нам конец мира, а нужно развитие человеческого духа, которое и приведёт нас к точке Омега и воскрешению всех умерших силами самих же людей. И с точки зрения теологической эволюции это вполне нормально и даже логично. Бог сотворил этот мир несовершенным, но заложил в него потенциал к совершенству, а затем послал Своего Сына, чтобы тот открыл людям, как этим потенциалом воспользоваться и усовершенствовать мир.

Тут важно сразу заметить – я отнюдь не считаю всех телогических эволюционистов сторонниками всех этих вышеперечисленных идей. Напротив, большинство из них в церковной практике придерживается традиционных взглядов, и Сергей Корякин, и небезызвестный в интернетах диакон тому убедительные примеры. Нет, я просто говорю, что если идею теологической эволюции развивать последовательно, то она приходит в противоречие с некоторыми доктринами традиционного христианства. И, насколько я вижу, сами теологические эволюционисты стараются не уходить в последовательное развитие своих идей. Пока речь идёт о метафорическом толковании Шестоднева, они говорят красиво и убедительно, но как только речь заходит о выводах из этой идеи, хотя бы о сотворении Адама, тут их энтузиазм заметно гаснет. Да вот хотя бы тоже выступление Сергей по радио – как только речь зашла об Адаме, он сразу заметно стушевался и постарался свернуть разговор, и я его прекрасно понимаю. В этой точке действительно происходит столкновение двух идей, и какого-то чёткого и ясного способа их примирить теологический эволюционизм так и не выработал.

На самом деле, если мыслить в направлении, которое я примерно очертил выше, то неизбежно сдвигаешься в сторону так называемого «либерального» богословия, которое столкновения между наукой и традицией обычно решает в пользу науки, и в своём рвении заходит так далеко, что отрицает или толкует метафорически все основные догмы христианства, вплоть до телесного воскресения Иисуса Христа (а некоторые так и вовсе сомневаются в Его реальном существовании).

С другой стороны, мы видим, что конфликт веры и науки порождает такое явление как традиционализм, который яростно отрицает любую научную критику. Вообще, либерализм и традиционализм явления в чём-то схожие, оба возникли примерно в одно и то же время, оба возникли как реакция на попытки научного анализа текстов Священного Писания, и в своей радикальной форме оба уходят от глубинной сущности христианства (это не моя такая умная мысль – я это вычитал у Карла Барта, надо будет поискать эту цитату, он, конечно, куда острее и убедительнее написал, чем я).
Так вот, традиционализм в противовес эволюционизму выработал так называемый «научный креационизм», весьма годную идею, у которой есть, увы, один недостаток. Человеку, знакомому с биологией, геологией, астрономией, физикой, историей, палеонтологией и вообще научным методом исключительно по школьным учебникам, прочитанным много лет назад и прочно забытым, научный креационизм может показаться убедительным. Но тому, кто хотя бы по верхам знаком с современным состоянием науки, понятно насколько мало собственно «научности» в научном креационизме. Основной аргумент научного креационизма, на котором строится практически вся его доказательная база: «так написано в Слове Божьем, а Слово Божье есть истина, аминь». Аргумент этот – ударный и мощный для верующего человека, но в науке действуют совсем другие критерии, потому неудивительно, что как только научный креационизм входит на территории науки, то у серьёзных учёных он вызывает только насмешку.

В результате мы получаем на самом деле очень неприятную ситуацию в том, что касается попыток мыслить одновременно в терминах науки и традиционного христианства. Все попытки как-то сочетать эти два дискурса непременно оборачиваются либо отрицанием одного из них, либо механическим сочетанием элементов того и другого: вот это мы принимаем, это не принимаем, а об этом мы вовсе стараемся не думать. Меня эта ситуация давно смущает и раздражает, потому что я чувствую этот мучительный раздрай при каждом столкновении с разговорами об эволюции, о вере и науке, о буквальности и метафоричности Писания. Я понимаю, что для большинства верующих это весьма абстрактная тема, обычно все занимают какую-то позицию и её придерживаются. А я вот чувствую, что мне и на одной стороне некомфортно, и на другой что-то не то, и на третьей что-то сомнительно. Да, я понимаю, что тут скорее проблема во мне, я, наверное, и в раю очень быстро нашёл бы повод для разочарования и расстройства, ну вот так вот оно есть.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: olnigami
2013-09-02 09:24 pm (UTC)

Re: вот тут обсуждение этой темы у меня

Не то чтобы маловерия, скорее, такой наивной, простой веры. Не испытанной огнём сомнений. Хотя, должен сказать, в наивной вере тоже есть своя привлекательность.
(Reply) (Parent) (Thread)