?

Log in

No account? Create an account
Книжный фестиваль - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Книжный фестиваль [Jun. 16th, 2014|12:05 am]
olnigami
[Tags|, ]

В четверг побывал на книжном фестивале в ЦДХ. Накупил кучу книжек, в приступе восторга забыв о, мягко говоря, не весёлом состоянии своих финансов. Зашёл на презентацию книги Валерия Подороги «Мимесис» (как я понял, это новое, дополненное издание, на самой презентации его почему-то не было, обещали, что через неделю появятся в «Фаланстере»).

Говорил он в частности о состоянии современной литературы и философии (а Подорога смотрит на литературу именно через философскую призму, что для наших мест всё ещё относительная редкость). О том, что литературы в её классическом виде, выработанном в 19 и 20 веке, более не существует. Что невозможно более ждать от литературы каких-то великих, всё объясняющих трудов. Новая литература пишется в условиях «всеобщего письма», а это совсем другое. И с философией такая же проблема – философия более не воспринимается как универсальный инструмент, и можно сказать, что философия умерла… Осталась, конечно, институциональная философия, в смысле та, за которую платят деньги (причём «смешные деньги», как заметил Подорога). Ещё говорил о засилии в современном литературоведении семиотической школы, которая когда-то была революционной, а сейчас окостенела и стала склонна к догматизму.

Послушать было интересно, хотя, в общем-то ничего нового для себя я не услышал. Но просто приятно было послушать, как мыслитель такого уровня говорит о вещах, в которых я более-менее разбираюсь. И уж точно захотелось прочесть его книгу, я слышал о ней раньше, но, к сожалению, не читал.

Ещё я заглянул в павильон во дворе ЦДХ, где выступал Глеб Павловский. Но там было очень уж много народу, и внутри, и даже снаружи, так что я немного постоял, послушал и пошёл дальше. А вот новую книгу Павловского «Система РФ в войне 2014 года. De Principatu Debili» я потом всё-таки купил. И прочёл, благо она небольшого объёма. Необычный по форме труд – заметки на полях «Государя» Макиавелли, естественно, применительно к российской реальности. Жанр заметок на полях, понятно, предполагает краткость и афористичность. Ну, Павловский всё-таки кое-где расшифровывает свои мысли, но в основном это просто очень сжатый конспект, только утверждения без доказательств.

Но всё равно неплохо получилось. Павловский пытается понять, во что же трансформировалась российская политическая система в 2012-2013 году и что от неё ждать в дальнейшем. Причём как всегда основная трудность состоит в том, что научная терминология и методика анализа, взятые из западной политологии, плохо приживаются на российской почве. Так что Павловскому приходится чуть ли не целиком свой собственный дискурс вводить, но это, кажется, проблема всех российских социологов и политологов.

Вот ещё насчёт книги Павловского замечу – какое-то странное чувство. Да, интересно написано, да, достаточно необычный взгляд на политику России (точнее, даже не то что необычный, а просто сложный, а с этими бесконечными потоками пропаганды и контрпропаганды как-то отвыкаешь от сложности), но вот только – какой в этом смысл? Ну да, книгу можно обсуждать. Павловского можно обсуждать, хотя кому и где? Площадок для вменяемой дискуссии остаётся всё меньше, да и людей, готовых что-то обсуждать, а не сыпать лозунгами, всё меньше. А те, кто остаются, как-то всё больше предпочитают откуда-нибудь из-за рубежа высказываться. Что, впрочем, понятно, атмосфера в России становится всё более… не то чтобы ядовитой, скорее какой-то безнадёжной.

Ну как бы понимаешь, что вот – колесо истории снова повернулось и чего тут обсуждать? История России идёт сама по себе, государство живёт само по себе, народ сам по себе. А интеллектуалы… они всё пытаются что-то изменить, а что тут изменишь? Остаются только пустые споры, написание книг, презентации, фестивали… Пока остаются, в этом году вокруг МОКФ тоже много чего нехорошего случилось.

Подорога, кстати, заметил со смешком, что занимается исследованиями, которые не интересны больше никому, кроме него самого. Понятно, что это некоторое преувеличение. Всё-таки его издают, на презентацию приходят люди (хотя и намного меньше, чем на Павловского). Но я хорошо понимаю, что он имеет в виду – нет того интеллектуального пространства, в котором эта книга нужна. Её прочитает сотня, может, даже тысяча человек, и она станет «ещё одной хорошей книгой», и больше ничего. Прошло то время, когда книга могла перевернуть душу, увлечь, повести за собой, всё, больше таких книг нет.
И Павловский, на самом деле, находится точно в таком же положении. Да, собралась толпа. Да, будут обсуждать. Но что-нибудь изменится от появления этой книги? Нет.

Вообще, мне кажется, здесь, в России, мы наблюдаем своего рода наложение двух процессов. С одной стороны, идёт общемировой спад интереса к Литературе как некоей миссии, некоему большому феномену (это не значит, что мировая литература становится хуже, она просто становится другой). С другой – наша российская Система на поляне российской культуры энергично вытаптывает всё, что ей не нравится. И совокупным результатом становится удивительно быстрыми темпами нарастающая деградация во всех сферах – и в культуре, и в науке, и в политике, и в социальной жизни.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: miya_mu
2014-06-15 10:15 pm (UTC)
Вы не обижайтесь, но разговоры про "литературы нет, ничего никому не нужно" мне всегда напоминают как не очень привлекательные женщины говорят про то, что не осталось мужчин. Очень даже все есть, только меняются пропорции и доступность - сейчас культура опять изолируется и переходит на свой особый язык, который понятен только тем, кому действительно это нужно, - собственно, французские философы это прогнозировали еще полвека назад, радуясь тому, что заканчиваются три века профанизации.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: salmin26
2014-06-16 06:28 am (UTC)
Мне показалось, что здесь речь немного о другом. О том, что сейчас вряд ли возможно появление книги, про которую хотя бы один человек искренне скажет: "Она изменила мою жизнь".
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: miya_mu
2014-06-16 09:57 am (UTC)
Я тоже так поняла. И повторяю, что это проекция личной невоспримчивости к современности на все литературное поле. Личная устремленность в прошлое, скажем так - у философа, о котором идет речь, оно очень заметно. По стилю, по словоупотреблению, некоторым нюансам он принадлежит не сегодняшнему дню и тем более не завтрашнему, а началу девяностых. Так что увы...
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: salmin26
2014-06-16 10:13 am (UTC)
Ну да, пожалуй, Вы правы. Есть что-то даже от унылых шестидесятников, рассуждающих о временах, когда "поэты собирали стадионы". И ещё это отголоски того книжного бума конца 80-х - 90-х, когда любые "Дети Арбата" воспринимались как Библия, и соответсвующая ностальгия... Может быть, посмотрим.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: miya_mu
2014-06-16 12:59 pm (UTC)
Вот слово "унылый" очень правильное в этом контексте. Все, что не развивается, а продолжает смотреть в собственный пуп, уныло и уже поэтому нечитаемо - но это их самооправдание, что не они такие, что это время сейчас такое, раздражает ужасно.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2014-06-16 08:37 pm (UTC)
Кстати, да, про стадионы я столько раз слышал на разных литературных мероприятиях. Причём на полном серьёзе, дескать, какое падение нравов.
Хотя чаще всё-таки упоминают в ироничном ключе, в том смысле, что какое же это счастье, что современные поэты стадионов не собирают.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: salmin26
2014-06-16 08:49 pm (UTC)
"Бродский стадионов не собирал" - предлагаю сделать это девизом наших современных поэтов) мда.. при этом лучше не вспоминать, что он собирал полные залы судебных заседаний...
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2014-06-16 08:33 pm (UTC)
Да не совсем так, скорее проблема во многом в том, что литература рассыпалась на не связанные части. И в массовых жанров профанизация благодаря Интернету как раз достигла просто невообразимого ранее уровня. В результате и само понятие "писатель" девальвировалось, и слово "литература" приобрело несколько непристойный оттенок.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: salmin26
2014-06-16 09:01 pm (UTC)
Набоков, "Дар":
"...скажем еще, что, по выражению Страннолюбского, "от толчка, данного Добролюбовым, литература покатилась по наклонной плоскости с тем неизбежным окончанием, когда, докатившись до нуля, она берется в кавычки: студент привез "литературу")
Было уже)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: miya_mu
2014-06-17 05:00 pm (UTC)
Как мы, однако, по-разному видим предмет разговора.
"не связанные части" vs культура многообразия со своими имманентными связями
и
совсем разное понятие профанизации - я её вижу не в том, что вход в литературу стал свободным, но в том, что заказчиком для писателя выступает рынок и популярность и они же являются критерием. Это явление гораздо старше, чем Интернет, и только сейчас, именно благодаря ему, перестают делать из литературы профессию - что вообще удел только для самых одаренных, которых, возможно, только пять штук живых одновременно.
(Reply) (Parent) (Thread)