olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Category:

О Кареле Чапеке

В прошлую среду в программе «Культуротека» мы с Игорем Поповым говорили о чешском писателе Кареле Чапеке.
http://nlradio.podfm.ru/kultura/1226
http://nlradio.net/kulturoteka/1768-kulturoteka-23-09-2014

Чапек, конечно, не совсем фантаст… вернее, совсем не фантаст… ещё вернее, в те годы научная фантастика существовала не как направление литературы, а скорее как художественный метод. К ней прибегали в тех или иных целях, чаще всего, сатирических или же в качестве острой приправе к приключенческой литературе (Жюль Верн в этом особенно преуспел). Вот и Чапек использует научно-фантастический фон для своих историй, а истории-то у него типичные для европейской культуры 20-30-х годов (не зря же Чапека ещё при жизни зачислили в классики не только чешской, но и мировой литературы).

В больших вещах Чапека (те, которые я читал, увы, до «Философской трилогии» руки так и не дошли) всегда поднимается тема противостояния жизни и смерти. А вернее даже сказать, тема того, как после крушения, распада и, казалось бы, полного уничтожения всего живого, человеческого, цивилизованного как-то так постепенно всё возвращается на круги своя, в царстве смерти вдруг проклёвывается жизнь, снова распространяется, строит цивилизацию и опять готовится к войне. И эта новая война обещает быть уж точно самой-самой последней, но мы-то знаем, что жизнь всё равно как-нибудь да в какую-нибудь щёлочку пролезет, чтобы снова возродиться и начать всё по новой.

В пьесе «RUR» (знаменитой тем, что подарила человечеству слово «робот») восставшие искусственные организмы уничтожают всё человечество, и что же? Среди этих роботов появляется пара влюблённых, новые Адам и Ева, которые возродят человечество… чтобы оно начало придумывать, как бы истребить себя ещё более изощрённым способом.

В романе «Фабрика Абсолюта» человечество погрязает в религиозных войнах и подвергается почти полному уничтожению, и что же? Да ничего, ну поменялись границы, ну, исчезли старые цивилизации, появились новые, жизнь продолжается, и, опять же, ищет новые способы, как бы себя половчее уничтожить.
В романе «Война с саламандрами», казалось бы, саламандры вот-вот уничтожат людей, но тут среди саламандр вспыхивает внутренний конфликт, приведший их к полному взаимоистреблению. Чудом спасшееся человечество ликует, и что дальше? См. предыдущий абзац.

Понятно, что идея прорастания жизни из смерти и наоборот у Чапека, как и у многих писателей его поколения, навеяна опытом Первой мировой войны. Рухнула цивилизация, погибли миллионы, попраны все человеческие и божьи законы, отвергнута мораль… а потом смотришь – и как-то потихоньку восстановилось, народились новые дети, образовались новые страны (в том числе и родная Чапеху Чехословакия, кстати). Политики, как ни в чём не бывало, готовятся к новой войне, деловые люди готовятся погреть на этой войне руки. В общем, всё вернулось примерно к тому же, что было и раньше. Как это замечательно сформулировал Хармс: «жизнь побеждает смерть неизвестным науке способом».

Так что Чапек очень точно попадает в межвоенное настроение: смесь отчаяния, ностальгии по ушедшему миру, памяти о погибших друзьях, удивления перед тем, что вроде бы все умерли – Бог, цивилизация, прогресс и так далее – а поглядишь и ничего так, всё вроде и продолжается как было, надежды на то, что может как-нибудь всё-таки удастся преодолеть человеческую тягу к саморазрушению и мрачного осознания, что вряд ли.

Если же продолжать сравнение Чапека с писателями 20-30-х годов, особенно с немецким экспрессионизмом, то стоит отдельно упомянуть роман «Кракатит», который как бы посвящён теме ответственности изобретателя за свои открытия, но на самом деле совсем не об этом. Собственно изобретению невероятно мощного взрывчатого средства и последствиям этого изобретения посвящена едва ли четверть романа. Основное же место занимает история о том, как изобретатель кракатита попадает в некий замок, где его пытаются убедить поделиться с человечеством своим открытием, а изобретатель всеми способами старается из замка сбежать. Причем сбежать изобретателю становится особенно трудно после того, как у него разыгрывается роман с роковой женщиной, родственницей владельца замка.

Причём роман у них совершенно исступленный – ссоры, размолвки, истерики в лучших (или худших, кто как считает) традициях Достоевского. Финал этой истории для человека, знакомого с литературой того периода, немного предсказуем – роковая женщина уезжает в горный санаторий умирать от чахотки (извините за спойлер). Герой же всё-таки наконец сбегает из замка и наблюдает, как изобретённой им взрывчаткой уничтожает целый город. Герой встречает дьявола, который предлагает тому все царства земные, если он откроет людям секрет кракатита. Потом героя, уже слегка двинувшегося рассудком (хотя вопрос, кстати, в какой момент он двинулся – есть такое сильное подозрение, что он с самого начала не совсем в своём уме) подбирает старый бродяга, который впоследствии оказывается Богом… А в кибитке у него – глобус, который на самом деле, конечно, не глобус, а самый натуральный земной шар…
В общем, думаю, даже по моему сумбурному пересказу понятно, что «Кракатит» - это столь же замечательный, сколь и безумный, роман о путешествии человеческой души… наверное. Трактовать «Кракатит» можно кучей разных способов, и он прямо таки напрашивается на экранизацию, причём именно в экспрессионистском стиле (Википедия пишет, что есть чешская экранизация 48 года, что любопытно, попробую найти и скачать).
Tags: Заметки, Книги, Ссылки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments