?

Log in

No account? Create an account
Праздничное - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Праздничное [Mar. 8th, 2015|02:43 pm]
olnigami
[Tags|, ]

Есть некая историческая несправедливость в том, что 8 марта превратилось из дня памяти о борьбе за права женщин в некий обобщённый женский день. Хотя, в общем-то, такая ситуация вполне логична, праздники существуют для того, чтобы объединять, и потому тон каждого праздника как-то сам собой сползает к «за всё хорошее против всего плохого». И этот процесс прослеживается в истории практически каждого национального праздника.

Немного жаль, что в результате забылось суфражистское движение начала XX века и те вопросы, которые оно ставило перед обществом, как и то, что суфражистки всё-таки добились своих целей. И, кстати, это ведь тот редкий случай достижения серьёзных политических и мировоззренческих изменений ненасильственным путём. При всей своей активности и радикальности суфражистки никогда не прибегали к террору… хотя тут можно вспомнить, как активно женщины участвовали в терроре во времена Российской империи, но это всё же несколько другой случай – в последние десятилетия существования империи террор стал своего рода нормой политической деятельности. Это хорошо заметно по мемуарам Савинкова, например, когда он рассказывает о том, с какой лёгкостью он и Азеф собирали очередную команду исполнителей теракта после нескольких полных разгромов Боевой Организации. Такое ощущение, что у них там очередь стояла из желающих покидать бомбы в какого-нибудь губернатора. Впрочем, там всё же речь шла не об отдельных изменениях в законодательстве, а о сломе политической системы и выстраивании новой.

Сейчас принято стало говорить, что в деле расширения прав женщин суфражистки совершенно ни при чём, что всё это результат изменения экономических условий, индустриализации и двух мировых войн. Потребовалось мужчинам привлечь женщин на заводы и конторы, вот и дали им право заниматься «мужскими» профессиями, ну и заодно в качестве бонуса право голосовать на выборах. Вообще, это, кажется, такой мейнстрим современного российского мышления – не надо никакой борьбы, никакого сопротивления, просто сидим ровно и ждём, когда наступит лето благоприятное, к нам придут те, у кого есть власть и сила, и сами нам дадут и права, и свободы, и процветание. «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!» (полагаю, не стоит напоминать, кто у Булгакова говорит эту фразу). А право голосовать у нас вообще считают какой-то ненужной безделицей, так что есть оно, нет его – какая разница.

На самом деле, изменение экономических обстоятельств – вещь, конечно, важная, бывает ведь и так, что инициативы вспыхивают в неподходящих для них условиях, да так и угасают в окружающей тьме, оставаясь в истории некими странными анахронизмами. Но не стоит забывать, что любые самые выгодные условия можно прозевать, если не найдётся людей, готовых и способных этими условиями воспользоваться (а мне такое доводилось видеть). Так вот, суфражистки оказались и готовы, и способны, и они заложили основу для последующего движения за женские права, при том, что, замечу, они-то действовали в обстановке гораздо более опасной и враждебной, чем та, в которой оказались феминистки 60-х годов, не говоря уж о сегодняшнем времени, когда феминизм стал вполне легальным мировоззрением, а кое-где и вовсе мейнстримным.

При этом, да, надо понимать, что в современной России и суфражизм, и феминизм, да и вообще сама идея борьбы за гражданские права и свободы воспринимается как подрыв основ, разврат, нарушение традиций и так далее, и так далее. Да и даже сами слова «свобода» и «права человека» обросли негативными коннотациями, и трижды стоит подумать, прежде чем произнести их вслух или написать. Можно вспомнить и о том, что суфражизм был движением радикальным и тесно связанным с различным социалистическими движениями, и помимо вопроса о гражданских правах развивал дискуссии об отмене семьи, ликвидации церкви, сексуальной свободе и так далее. Соответственно, и женщины в этом движении порой участвовали весьма своеобразные, из отечественной истории Достаточно вспомнить Александру Коллонтай. Впрочем, замечу, что среди политических, да и не только политических, активистов много людей со сложным характером, повышенной агрессивностью и жёстким отношением к окружающим людям.

Ещё, конечно, можно вспомнить о том, что после того, как феминизм набрал силу, он и сам превратился местами в идеологию подавления (что, опять же, случается со всеми идеологиями), ну и заодно создал столько новых проблем, что многие хватаются за голову и кричат, что лучше бы всё было по старому – просто и понятно, чем вот так как сейчас. Но поздно. К добру, ли к худу, но феминизм стал реальностью современного мира, и никуда от этого не денешься. И во многом это заслуга тех самых женщин, живших в начала XX века, которые в том числе и придумали праздник 8 марта. Так что, по справедливости, праздник сегодня их честь, но понятно, что об этом сегодня стараются забыть. Хотя всё равно, как ни крути, а что-то такое постоянно нависает над этим праздником. Наверное, это тени вытесненных в глубины бессознательного суфражисток, которые стали такими эриниями эмансипации. Вроде бы о них все забыли и пытаются сделать вид, что их никогда не было, только вот всё равно во всех поздравлениях, тостах, разговорах чувствуется какое-то напряжение, какое-то воспоминание о чём-то ином, связанном с этим днём. И чем сильнее стараются это иное вытеснить, тем сильнее оно становится и тем скандальнее проявляет себя. Впрочем, такое правило относится ко всем явлениям, вытесняемым в общественное бессознательное.

Ну и напоследок – хороший клип в тему:
http://www.youtube.com/watch?v=IYQhRCs9IHM
linkReply